1.2.Что такое финансы? Определение финансов

Глава 1. Анализируя финансовые рынки

Ключевым элементом становления финансов в XX веке стало применение моделей и методов из естественных наук к изучению финансовых рынков. Можно сказать, что современные финансы возникли вместе с работой Луи Башелье «Теория спекуляции», напечатанной в 1900 году. Башелье обнаружил гомологию между движениями цен облигаций на Парижской фондовой бирже и диффузией тепла в физическом веществе. Это открытие позволило ему применить общие математические модели, разработанные в области физики, в особенности закон нормального распределения по Гауссу, для изучения финансовых явлений.

Методологическая идея, которой данная книга руководствуется, также состоит в том, чтобы установить междисциплинарные связи. Вместо того чтобы использовать естественные науки в качестве парадигмы для изучения финансов, мы хотим установить связь между финансами и философией. Через переосмысление функционирования финансов в философских категориях мы хотим открыть эту область для применения философских моделей и концепций. Направление применения в первую очередь организовано вокруг различий между реальным, символическим и воображаемым, которые использует Славой Жижек.

Современные финансы являются дисциплиной, отличающейся высокой системной сложностью и методологической строгостью. Подобные качества она приобрела в основном благодаря заимствованиям из математики и эмпирических естественных наук, ставших методологической основой дисциплины. Философия, конечно, ничего похожего предложить не способна. Кто-то может даже сказать, что философия как раз наделена обратными качествами: спекулятивным анализом и беспорядочной методологией. Хотя я не согласен с такой точкой зрения, задача моего исследования не состоит в поддержке широко распространенного представления занимающихся финансами ученых о том, что область их исследования является на самом деле подразделом естественных наук. Возможно, цель анализа можно суммировать старомодным марксистским образом: выявление идеологического компонента в работе финансовых рынков.

Анализ начинается с вопроса: «Как работают деньги на финансовых рынках?» Это не обязательно философский вопрос. С него прекрасно можно начать и экономический анализ. Разница между философским и экономическим анализом состоит в том, чтó нам слышится в вопросе. Философский, так же как и экономический, анализ могут начать с ответа на вопрос «Что такое деньги?» в контексте разницы между стоимостью и ценой. Экономический анализ способен объяснять функционирование денег через образование цены активов с высокой стоимостью. Что экономика и финансы умеют делать хорошо, так это строить модели, рассчитывающие цену активов с высокой стоимостью. Модель ценообразования опционов Блэка — Шоулза, к которой мы еще вернемся, вероятно, одна из самых известных подобных моделей в истории современных финансов. Поэтому вопрос о функционировании денег на финансовых рынках экономист слышит так: «Как на рынке образуется цена на активы с высокой стоимостью?»

В хайдеггеровской терминологии экономика является онтическим исследованием вопроса денег. Она переиначивает вопрос о деньгах в вопрос о том, «что деньги делают». Онтическое исследование интересуют сущности (Seiende) с точки зрения их «что-бытия» (Was-sein). В результате экономика отвечает на вопрос о деньгах через демонстрацию механизма ценообразования, присущего рынку. Наш философский подход к деньгам является онтологическим исследованием, поскольку нас интересует само «быть» (Sein) денег. Хотя мы будем исследовать деньги через отношение разницы между стоимостью и ценой, основная задача анализа — описать функционирование рынка с помощью взаимосвязи между различными онтологическими измерениями, что является основным условием феномена денег. Вопрос денег разбивается на серии подвопросов: «Что есть стоимость?», «Что есть цена?», «Что есть рынок?» Философский ответ на эти подвопросы возникает через приписывание каждого компонента к разным онтологическим измерениям и объяснение их взаимосвязи. Чтобы превратить деньги и финансовые рынки в объекты философского изучения, мы обратимся к философии Славоя Жижека, в частности к его разделению на три онтологических порядка: реальное, символическое и воображаемое.

Применяя философию Жижека к финансам, мы можем представить финансовые рынки как системы символизации. В самом простом виде финансовые рынки соотносятся с различными базовыми активами в производящей экономике. Акция относится к активам компании, выпустившей акции, и дает право ее держателю на долю в потоке денежных средств, создаваемому этими активами. Облигация относится к долгу государства или компании и дает ее держателю право на долю в потоке денежных средств, создаваемом процентными платежами по этому долгу. Когда акция или облигация торгуется по определенной цене, эта цена является символическим отображением стоимости базового актива и стоимости ожидаемого денежного потока.

Значение жижековского понятия символического становится ясным, только когда мы задумываемся о нем в отношении к регистру реального. В этой связи мы можем подумать об отношении между ценными бумагами на финансовых рынках и их базовыми активами в терминах различия между символическим и реальным. Цены, установленные на финансовых рынках, являются символическими выражениями реальной стоимости базовых активов. Жижек определяет символическое как систему знаков, возникающих, когда реальное встраивается в социальный порядок языка, смысла, права и т. д. Однако, как известно любому, кто хоть как-то взаимодействовал с финансовыми рынками, стоимость — чрезвычайно неуловимый концепт. Мы даже можем предположить, что как раз неуловимость стоимости и порождает финансовую торговлю.

По мере того как реальное трансформируется в реальность нашего социального мира, реальное теряется. Символизация перечеркивает наш доступ к реальному. Здесь есть сходство с идеей Хайдеггера о том, что наша поглощенность миром сущностей не позволяет нам воспринимать мир в его непосредственном «быть». Как только реальное интегрируется в символический порядок языка и смысла, оно становится недоступным в своем непосредственном и неделимом состоянии. Мы можем сравнить это с тем, как звук и ритм голоса ускользают от нас, стоит нам начать фокусироваться на смысле произносимых слов. В мире финансов мы видим, как торговля акциями на бирже происходит без оглядки на все, кроме цены акции и ее ожидаемых будущих изменений. Это означает, что качества соответствующей компании стираются настолько, что они больше никак не влияют на цену. Поэтому мы видим, как начало торгов акциями компании на бирже иногда приводит к тому, что внимание руководства и акционеров переключается с социальных, этических и экологических аспектов деятельности компании на краткосрочные колебания цены акций. Эффект от упразднения параметров функционирования соответствующих экономических структур усиливается еще больше, когда торги уходят в область деривативов. Эти финансовые продукты, к которым мы еще вернемся, даже не соотносятся напрямую с реально существующими экономическими структурами, а всего лишь указывают на права и обязанности, имеющие значение в торгах другими финансовыми продуктами в указанный будущий момент времени. В виртуальной реальности торговли деривативами реально существующая экономика частенько сводится к всего лишь абстракции и поэтому ускользает из виду.

Тем не менее сводить финансовые рынки к простым социальным конструктам было бы грубым упрощением. В колебаниях финансовых рынков присутствует постоянное взаимодействие между имманентными силами рынка и событиями за его пределами. Жижековское различие между символической реальностью и реальным хорошо подходит для теоретического осмысления этого взаимодействия. Однако Жижек порывает с доминирующими теориями социального конструктивизма в тот момент, когда вслед за Лаканом настаивает на неполноте или даже невозможности любой системы символизации. Отношения между реальным и символическим характеризуются онтологическим дисбалансом. С одной стороны, символизация перечеркивает наш доступ к реальному. Но, с другой, в каждой операции символизации существует остаток в виде избытка или нехватки реального. Таким образом, возникает странный парадокс, при котором реальное — это то, чего мы никогда не можем достигнуть, и то, от чего не можем избавиться.

Этот парадокс улавливает специфику условий, в которых находится финансовый спекулянт. Иногда создается впечатление, что изменение цен на финансовых рынках никак не связано с тем, что реально происходит с базовыми активами. Например, резкий рост цены акций компании может произойти в тот день, когда не было обнародовано никакой новой информации о деятельности компании. В таких случаях кажется, что рынок начинает жить сам по себе. А иногда бывает так, что рынок активно реагирует на внешние события, относящиеся к торгующимся реальным активам, что незамедлительно отражается на цене акций. В философских терминах рынок имеет двойную эпистемологию. Спекулянт постоянно сталкивается с дилеммой — как быть посредником между этими двумя эпистемологиями.

Этот отрывок написан вязким философским языком, но он очень хорошо улавливает статус и дилемму отношений между стоимостью и ценой на финансовых рынках. Будь Жижек исследователем финансов, он мог бы сказать: «Сначала стоимость — это невозможное твердое ядро, недоступное нам напрямую, мы можем подобраться к нему лишь через множество ценовых образований». Хотя у нас есть ощущение, что активы обладают некой внутренней стоимостью, тяжело говорить о стоимости без немедленного ввода понятия цены. А когда торгуются активы, вообще становится невозможно говорить о стоимости с помощью терминов цены. На самом деле одна из основных функций рынка — оценивать стоимость активов в категориях цены.

В то же время существует несоответствие между стоимостью и ценой, заложенное в устройстве рынка. В идеале продавец актива верит, что цена, которую он получит, превысит стоимость актива. И наоборот, покупателю хочется верить, что стоимость актива превышает цену, которую он заплатил. Таким образом, торговля возможна, пока цены не могут отражать стоимость актива в каком-то определенном смысле, то есть пока нельзя столкнуться со стоимостью напрямую.

Читать также:  К определению финансовых и кредитных терминов и понятий

На потребительских рынках неуловимость цены очевидна, поскольку продавец и покупатель являются гетерогенными сторонами, с разными нуждами и желаниями. Продавец обычно хочет извлечь прибыль, торгуя товаром, который он либо сам произвел, либо приобрел у третьей стороны. Покупатель, однако, имеет совершенно другие причины для участия в сделке. Возможно, он голоден, ему холодно или же он просто в настроении купить новую пару джинсов, чтобы хорошо выглядеть в глазах потенциального партнера. Гетерогенность продавца и покупателя означает, что при определении стоимости становятся задействованными очень разные стандарты оценки. На языке Жижека со стоимостью можно столкнуться сквозь призму множества ценовых образований. Продавец будет подходить к стоимости товара с точки зрения расчета издержек на производство, маркетинг и продажу товара, цены́ схожих товаров на рынке и т. д. Безусловно, покупатель тоже может руководствоваться ценой похожих товаров на рынке, но он также будет подходить к стоимости товара с точки зрения того, насколько он в состоянии удовлетворить определенную нужду или желание. Акт продажи состоится по определенной цене, когда две стороны задействуют такие меры стоимости, благодаря которым сделка станет привлекательной для них обоих.

На финансовых рынках проблема несоответствия между ценой и стоимостью куда менее однозначна. Хрестоматийное определение фондового рынка гласит, что это место, где компании, нуждающиеся в капитале для инвестирования и расширения, встречаются с инвесторами, у которых есть лишний капитал. Лишний капитал торгуется в обмен на акции компаний. В похожем ключе валютные рынки рассматриваются как места, где компании могут конвертировать валюты, способствуя международной торговле.

При таких обстоятельствах мы не можем принять гетерогенность продавцов и покупателей на финансовых рынках как должное. Что же движет торгами на финансовых рынках? Хотя в большинстве сделок качественной разницы между продавцами и покупателями не существует, у них тем не менее разные представления относительно активов, участвующих в торгах. В отличие от потребительского рынка, на финансовом рынке разница между представлениями продавца и покупателя о стоимости актива количественная, а не качественная. Их отличает не разница в природе их желаний, а только мнение о том, как эти желания лучше удовлетворить. Для примера представьте, что одна сторона продает акции по определенной цене, потому что считает, будто в обозримом будущем цена упадет (то есть текущая цена превышает стоимость). Другая сторона приобретает акции, полагая, что цена вырастет (то есть текущая стоимость превышает цену). Обе стороны хотят получить деньги и верят, что они заработают их на сделке.

Согласно Жижеку, эффективность любой формы социального взаимодействия предполагает элемент неведения со стороны участников:

Если говорить о финансовых рынках, это означает следующее: чтобы торг был возможен, должно иметь место определенное незнание стоимости торгуемых активов. Важно подчеркнуть, что несоответствие между ценой и стоимостью не является эпистемологическим. Оно онтологическое. Цены не соответствуют стоимости, не потому что на рынке недостаточно знания. Цены не соответствуют стоимости потому, что стоимость по своей сути неуловима, потому что стоимость относится к порядку реального. Несоответствие между ценой и стоимостью ведет к постоянному выяснению того, как же они связаны. В результате этих выяснений и возникает рынок. Постоянные колебания цен являются свидетельством того, что процесс выяснения не прекращается.

1.2.Что такое финансы? Определение финансов

Сегодня становится почти очевидным: ни одна из существующих финансовых теорий не может объяснить фундаментальные причины современного финансового кризиса.

Почти все выдающиеся представители политической экономии от классиков до неоклассиков, институционалистов, монетаристов и кейнсианцев пытались оправдать и найти экономический резон существованию финансовых посредников. Но они же сами опровергали свои открытия, обращаясь к драматическим примерам из реальной жизни. От того, наверное, традиционный рационально-экономический анализ финансовой системы страдает недосказанностью и противоречиями.

Наверное, главное в вопросе «философии финансового рынка» это соотношение между его общественной функцией и частными интересами его участников. Казалось бы, финансовый рынок, как порождение человеческого общества, общества «людей разумных» — Homo sapiens – обладает внутренними силами, позволяющими приводить это соотношение к равновесию.

Известный русский религиозный философ-идеалист С.Н.Булгаков в книге «Философия хозяйства» ввел термин «софийность хозяйства». Это емкий термин, он в чем-то синонимичен экономическому термину «равновесие». Однако «экономическое равновесие» достигается в процессе взаимодействия субъектов хозяйства между собой, в результате конкуренции, соперничества, принятия на себя рисков неопределенности. А «София правит историей, как Провидение, как объективная ее закономерность, как закон прогресса». Так писал Булгаков. Софийность, как выражение Божественной мудрости, изначально и внутренне присуща хозяйству, как творческой деятельности человека.

Хозяйство рассматривается Булгаковым в широком смысле. Это, по сути, вся совокупность созидательной деятельности человека, постоянная борьба жизни и смерти во взаимодействии с природой. Сопоставляя хозяйство с процессом очеловечивания природы и выживания человека, Булгаков поднимает суть равновесия с уровня сугубо материального и потому технического, на высший уровень существования жизни как таковой. Хозяйство – вот инструмент равновесия человеческого бытия, «орудие самоутверждающейся жизни».

Говоря о хозяйстве как инструменте установления равновесия жизни, Булгаков не делит его на отрасли. Это труд во всех проявлениях, в том числе и труд в финансовой сфере: «работа по организации фабрики с машинным разделением труда или по торговле с ее спекуляцией». Он не отрицает созидательную сторону и этой деятельности.

Однако, как считает Булгаков, если рассмотреть хозяйство как человеческую деятельность в историческом ключе, то та самая «софийность», Божественная мудрость, способность к равновесию, присущая человеческому творчеству и хозяйству в «их основании», теряется. В книге «Свет невечерний» Булгаков пишет: «Хозяйство, основанное на эгоизме, неизбежно страждет от дисгармонии и борьбы, личной и групповой, и нельзя до конца гармонизировать этот хозяйственный эгоизм, введя его в берега «солидарности». Происходит это потому, что человек, призванный создавать «подобие», а не «образ», который дан ему свыше, старается создать именно «образ», то есть иметь «свое от себя».

Эти характеристики хозяйственной противоречивости особо точно отражают суть финансовой сферы. Именно там идет постоянное соотнесение «образа» и «подобия», как в высоком булгаковском смысле, так и в буквальном материалистическом. Финансовые активы, созидаемые человеческой деятельностью в финансовом секторе хозяйства, представляют собой «подобия», но всякий раз в результате все того же творчества человека, его деятельности, имеют тенденцию становиться «образами», то есть существуют «сами по себе», и происходят «сами от себя». И здесь лежащие в их основании рационализм, устойчивость, мудрость (софийность), оборачиваются эмпирическими ошибками, неудачами, просчетами. Это тем более возможно, так как для «финансовых продуктов» не существует осязаемых материальных потребительских качеств, легко оцениваемых человеком в ходе его хозяйственной деятельности. Финансовые инструменты, услуги, дематериализованы, они держатся на сугубо психологических категориях: ожидании, предпочтении, неопределенности, склонности. Здесь огромное поле для эмпирики.

Разрыв между рационализмом, «мудростью», объективностью и полезностью, внутренне присущим всем слагаемым хозяйства (экономики), включая и финансовый сектор, и его зачастую разрушительной эмпирикой, противоречивым состоянием, конфликтным существованием должен быть преодолен. Как?

Согласно Булгакову, есть две силы: внутренняя и внешняя. Первая связана с «духом» хозяйства», это — «аскетическое саморегулирование хозяйства». Вторая сила — «социальная политика», направленная к преодолению или смягчению последствий эгоизма в человеческих отношениях», она же по сути есть власть, «богоустановленное средство для внешней борьбы с внутренним злом, паллиативное и симптоматическое его лечение».

Интересно, что в этом мировозрение православного священника Сергея Булгакова совпадает с наставлениями протестанского проповедника и основоположника протестантизма Жана Кальвина. Кальвин признает «два порядка» управления, способные воздействовать на нормы человеческой жизни и деятельности. Первый, «который заключен в душе, то есть во внутреннем человеке, и касается вечной жизни». Второй, который касается «установления гражданского правосудия и соблюдения внешних моральных норм». Предназначение у «социальной политики» Булгакова и «гражданского управления» Кальвина общее: «учить нас применяться к требованиям совместного существования людей на время, в течение которого мы должны будем жить среди них; согласовывать наши нравы с гражданскими законами; учить нас договариваться между собой, поддерживать всеобщий мир и спокойствие».

Итак, внутренняя человеческая духовность, сдержанность, дисциплина, ответственность, с одной стороны, и власть, как форма воплощения государства, его законов, судебной и административной систем, есть те средства, которые позволяют вернуть разбушевавшуюся стихию эгоизма хозяйствующего человека в берега общественных интересов, высшей мудрости и равновесия.

Однако опыт даже последних лет показывает, что эти силы действуют явно с перебоями. Хваленое саморегулирование финансовых институтов, призванное формировать внутреннюю этику участников финансового рынка, пасует перед жаждой быстрой спекулятивной выгоды, а государство демонстрирует свою слабость в том, чтобы противостоять этому разрушению самодисциплины рынка. Две силы разорваны, они противостоят не тем противоречиям, которые дестабилизируют рынок, а друг другу. Они уже не исцеляют рынок, не удерживают его от скатывания в пропасть эгоизма, они теряют свой потенциал, становясь источниками новых потрясений. Почему так происходит? Может быть всему виной нарастающий собственный эгоизм этих сил. Может быть каждая из них утратила понимание своего истинного назначения. Ответ на этот вопрос интригует, но лежит за рамками этих кратких размышлений.

Финансы
под
этим термином понимается совокупность
всех материальных ресурсов (в
денежной форме

– современная трактовка!), которые
находятся во владении субъекта экономики:
индивида, организации, бизнеса или
государства.

Читать также:  Кто был министром финансов при николае i и провел денежную реформу

Финансы
и деньги

– тесно взаимосвязанные понятия. Не
было бы денег – не существовало бы и
понятия финансов. Так, термин
«финанси́ровать» означает «снабжать
денежными средствами».Слово «финансы»
часто используется в быту как синоним
слова«деньги».

Финансы
обобщающий экономический термин,
означающий как 1) денежные средства,
финансовые ресурсы, рассматриваемые в
их создании и движении, распределении
и перераспределении, использовании,
так и 2) экономические отношения,
обусловленные взаимными расчетами
между хозяйственными субъектами,
движением денежных средств, денежным
обращением, использованием денег».
(Райзберг Б. А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева
Е. Б.Современный экономический словарь.
5-е изд., перераб. и доп. — М.: ИНФРА-М.2007.

495 с)

Финансы
— экономическая категория, отражающая
экономические отношения фондов
денежных
средств». «Большой
экономический словарь»
Н.Н.Азрилияна(Издательство:Институт
новой экономики, ОМЕГА-Л,
ГРУППА
КОМПАНИЙ,
Инт-т
нов, эк.
,
Инстит.
нов, эк.
,
Ин-т
новой э
к.,
2004
г. ) —

Фина́нсы
(от лат.financia —
наличность, доход) — совокупность
экономических отношений, возникающих
в процессе формирования, распределения
и использования централизованных и
децентрализованных фондов денежныхсредств. Обычно речь идет о целевых
фондах государства или хозяйствующих
субъектов (предприятиях). Важнейшим
понятием в области финансов являетсябюдже́т.

Существует
также одноимённая экономическая наука—
финансы.

Научная
дисциплина финансы
изучает деньги и социально-экономическиеотношения, связанные с формированием,
распределением и использованием
материальных ресурсов. Финансы —
это прикладнаяэкономическаядисциплина.

Традиционно
финансы разделяют на публичныеичастные.
К первой группе относятся:государственные
финансыимуниципальные
финансы(местные финансы). Во второй
группе выделяют:

  1. финансы
    малого бизнеса,корпоративные
    финансы(финансы предприятий, финансы
    бизнеса),финансы
    банков(банковское дело),финансы
    некоммерческих организаций.

Для
публичных финансов первичны расходы,
так как производится финансирование
четко регламентированных задач и функций
публичного образования. Для частных
финансов первичны доходы,
вся деятельность направлена на получениедохода,
который впоследствии используется по
усмотрению лица.

Общее
умение (а возможно, даже искусство)
управлять финансами изучает наукафинансовый
менеджмент
.
Управление финансами банкаизучается в рамках наукибанковское
дело
.
Финансовые
рынки

изучает наука финансовая
экономика
.
Финансовая
статистика

изучается в рамках небольшого одноимённого
раздела статистики.
Методы обработки финансовойинформацииизучает прикладнаяматематическаянаукафинансовая
математика
.
Контроль за финансовыми потоками
изучается в рамках дисциплины финансовый
контроль
.

ПРЕДМЕТ
ТЕОРИИ ФИНАНСОВ

Теория
финансов
(Financetheory)
в широком смысле

– это наука о том, каким образом люди
управляют расходованием и поступлением
ограниченных денежных ресурсов (т.е.
принимают финансовые
решения) на протяжении определенного
периода
времени.

Финансовые
решения

(Financialsolutions) характеризуются тем, что
расходы и поступления денежных ресурсов:
1) разнесены во времени и 2) как правило,
не могут быть точно предсказаны ни теми,
кто принимает решения, ни кем-либо
другим.

Финансовые
решения реализуются с помощью финансовой
системы.

Финансовая
система
(financialsystem)
– это
совокупность рынков и других институтов,
используемых для заключения финансовых
сделок, обмена активами и рисками.

Эта
система включает в себя:

  • рынки
    денег, акций, облигаций и других
    финансовых инструментов;

  • финансовых
    посредников (таких как банки и страховые
    компании), фирмы, предлагающие финансовые
    услуги (например, финансово-консультационные
    компании);

  • органы,
    регулирующие деятельность всех
    финансовых учреждений.

Финансовыми
посредниками

называют фирмы, основная роль которых
заключается в предоставлении финансовых
услуг и продаже финансовых продуктов.
К ним относятся банки,
инвестиционные и страховые компании.

В число их финансовых услуг входит
открытие чековых счетов, выдача
коммерческих займов, ипотечных кредитов,
предоставление доступа к широкому
диапазону страховых контрактов и участию
во взаимных фондах.

Современная
финансовая система имеет глобальный
характер. Финансовые рынки и посредники
взаимосвязаны друг с другом через
всеобъемлющую международную
телекоммуникационную сеть, благодаря
которой переводы платежей и торговля
ценными бумагами производятся практически
круглосуточно. Таким образом, если
крупная корпорация, расположенная,
скажем, в Германии, решает финансировать
новый проект, то она рассматривает любые
инвестиционные возможности, включая,
например, выпуск и продажу акций на
Лондонской или Нью-йоркской фондовых
биржах или получение займа в каком-либо
японском пенсионном фонде. Причем в
последнем случае заем может быть
представлен как в немецких марках, так
и в японских иенах или в долларах США.

Кратко
можно сказать, что наука
о финансах изучает

движение денежных потоков в экономике
и формирование фондов денежных средств
у различных экономических субъектов.
В зависимости от их видов выделяют:

  • макрофинансы,
    т.е. денежные потоки государства, которые
    в свою очередь делятся на блоки: платежный
    баланс, бюджетный баланс, банковский
    баланс;

  • микрофинансы,
    т.е. денежные потоки предприятий
    (корпоративные финансы), некоммерческих
    организаций (общественные финансы),
    банков (банковский менеджмент).

В
широком
смысле
к теории
финансов
относят:

  • Теорию
    денег, монетарную политику, учение о
    центральных банках (по международному
    классификатору JEL
    (JournalEconomicLiterature)
    — раздел в группе Е — макроэкономика и
    монетарная политика;

  • Теорию
    налогов и бюджета (по JEL
    это разделы в группе Н — экономика
    общественного сектора publiceconomics),

  • Теорию
    инвестиций, портфельную теорию, теорию
    корпоративных финансов (по JEL
    это разделы группы G
    — финансовая экономика)

  • Банковское
    дело, финансовые институты, пенсионные
    фонды, финансовые рынки, финансовое
    счетоводство (financialaccounting)
    (по JEL
    — группа М – бизнес — администрирование)

  • Международные
    финансы (по JEL
    — раздел в группе А международная
    экономика).

ПРЕДМЕТ
СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ ФИНАНСОВ

Если
до XIX
века теория финансов развивалась как
теория государственных финансов, то в
XX
в. она стала теорией рынков капитала,
поскольку их значимость для развития
экономики резко возросла.

Многие
авторы под современной
теорией финансов понимают науку о
закономерностях функционирования
рынков ценных бумаг и их оценке, т.е.
определяют теорию финансов в более
узком смысле.

Например,
в «Словаре денег и финансов» Макмиллана
говорится, что главным фокусом анализа
в современной
теории финансов является работа рынков
капитала и стоимость финансовых активов».
The
new Palgrave
Dictionary of Money & Finance. Ed. Newman P. Milgate M. Eatwell
J. 1—3. Macmillan.
1992.

Инструментарий
современной
теории финансов
— актуарная
математика (финансовая математика),
финансовая (в.т.ч. банковская) статистика,
финансовое право, финансовое
программирование.

Причина
— две тенденции.

  1. Математизация
    экономики, т.е. описание ее законов в
    модельной форме требует точного
    определения ее параметров, которые,
    как правило, имеют стоимостную денежную
    форму.

  2. Использование
    теоретических результатов в практике
    управления экономическими процессами
    (бизнес- администрировании) и в
    экономической политике требует повышения
    точности модельного описания денежных
    потоков и оценки рисков применения
    теоретических моделей.

Реферат на тему: Философия о влиянии денег на мотивацию поведения человека

Введение

Современная философия экономики развивается по нескольким направлениям: философия экономики, философия собственности, философия товаров и денег, философия экономической политики, экономическая этика. Важную роль играет также философско-методологический анализ основ экономики, а также категориальный анализ. Например, известная проблема ценность — цена адекватно раскрывается только тогда, когда философские размышления присоединяются к экономическим исследованиям. Этот подход особенно актуален применительно к некоторым современным проблемам экономической теории (проблема факторов, теория общественного выбора, анализ человеческого капитала и др.).   

Современная философия рассматривает многие проблемы экономической жизни общества, понимая под этим отношения собственности, распределения, обмена и потребления. Философские подходы к экономической жизни общества пытаются раскрыть, каковы источники развития экономической жизни, каково соотношение объективных и субъективных сторон в экономических процессах, как в обществе сосуществуют экономические интересы различных социальных групп, каковы соотношение реформ и революций в экономической жизни общества и др. 

Философия экономики и экономической науки

Философия экономики — это фундаментальное понимание сущности экономической сферы существования общества и ее взаимосвязи с другими сферами такого существования. Целью философии экономики является такой взгляд на экономическую сферу существования, который осуществлялся бы не изнутри самой экономической системы, а возвышался бы над ней, рассматривал бы ее с точки зрения всей полноты человеческое существование и абсолютные ценности. 

Философия экономики и экономических наук включает:

  1. Экономическая онтология;
  2. Экономическая эпистемология;
  3. Экономическая аксиология;
  4. Экономическая праксиология;
  5. Экономическая феноменология.

Экономическая онтология обращается к проблеме экономической сущности человеческого существования, которая раскрывается через категорию права. Экономическая онтология в экономической науке формируется тогда и только тогда, когда философская и экономическая рефлексия обращается к категории права. 

Взгляды Ю. Хорошо известны М. Осипов и В.Л. Иноземцов, у которых экономика ассоциируется только с товарно-рыночной экономикой. Вслед за Карлом Марксом они выделяют три основных цикла формирования: доэкономический, экономический и постэкономический. Ю. М. Осипов отождествляет экономическую формацию с введенным им понятием экономической цивилизации.  

Товарно-денежные отношения

В этой логике категория экономики связана с товарно-денежной формой хозяйствования, в которой преобладает закон стоимости. 

По мнению Ю.М. Осипов, экономика объясняется следующей системой идентичностей: 

  1. экономика и стоимость;
  2. экономика и управление стоимостью;
  3. экономика и рыночная экономика;
  4. экономика и конкурентоспособная экономика.

Любая экономическая система обязательно является рыночной, — отмечает Ю. М. Осипов. При этом сразу оговаривается, что эта характеристика относительна, а не фундаментальна, отдавая приоритет ценностной характеристике экономики. 

В то же время, исходя из экологической логики развития человеческой цивилизации, Ю. М. Осипов поднимает вопрос о закате экономической цивилизации и начале формирования постэкономической цивилизации, которую он связывает с технологизацией и информатизацией экономики, с формированием техно-информационного общества.

Поэтому, по мнению Ю. М. Осипов, экономика — это частный случай экономики, а именно экономика стоимости.

С.Г. Кара-Мурза рассуждает в несколько иной логике, апеллируя к аристотелевской дихотомии экономики. Здесь проявляются другие типы идентичностей (по Аристотелю): 

  1. экономика и ведение домашнего хозяйства, которые не обязательно связаны с движением денег;
  2. экономика и ритуалы, направленные на накопление богатства.

В то же время он показывает, что политическая экономия возникла и развивалась как экономическая наука во втором смысле.

В контексте философии экономики и экономической науки между экономикой и экономикой устанавливается тождество. В этом контексте атрибут экономический и атрибут управление являются синонимами. 

Читать также:  Благодарим вас за покупку страховки в ooo "Сбербанк страхование" и "Сбербанк страхование банковских карт" для экономии средств

Другими словами, экономическая онтология — это социальная онтология, раскрывающаяся через отношения управления и природопользования. Она изучает экономическое Бытие человека и общества (как совокупности человека), которое раскрывается как воспроизводство систем жизнеобеспечения, основанных на природопользовании (энерго-материальное и информационное взаимодействие человека и общества с окружающим миром, Вселенной). Не утратила своей актуальности дискуссия об универсальности экономических законов и, соответственно, универсальности политической экономии на протяжении более 200 лет, имплицитно воспроизводящей диалектику всеобщего, общего, особенного и индивидуального в контексте экономической онтологии. Напротив, это наиболее важный аспект экономической онтологии.   

Экономическая эпистемология призвана выявить особенности методологии познания экономической реальности (экономического бытия). В этом разделе философии экономики и экономической науки происходит разъяснение гносеологических инструментов экономической науки, принципов экономического познания (например, принцип единства исторического и логического в познании, принцип монизма, принцип взаимодействия диалектической и формальной логик и т. д.), особенности применения диалектического метода, категории противоречия и т. д. Революция неклассичности подняла проблему Наблюдателя, в том числе в контексте философия экономической науки, вопрос о принципе Великого антропоэкономического дополнения, как важнейшем принципе Неклассической экономической науки (Неклассическая экономика).  

Экономическая эпистемология не только излучает формы экономического знания, основы экономического дискурса, особенности экономического мышления, но и выполняет функцию критики основ экономической рефлексии в теоретических системах представителей определенных научных экономических школ.

Экономическая аксиология изучает экономические ценности, проблемы социальной и прагматической полезности, отражение экономических интересов в экономико-ценностных отношениях. Экономические ценности включают стоимость, потребительную стоимость, полезность, эффективность и другие. Экономическая жизнь пронизана ценностными отношениями. Это аксиологизированное бытие.   

Эта особенность экономической жизни приводит к попыткам свести ее только к ценностям, например, к существованию стоимости. Примером может служить программа построения новой экономической теории, предложенная Ю. М. Осипов. В этой программе основой новой экономической науки должны быть ценности (которые трансцендентны и только трансцендентны). Стоимость — это экономическая стоимость, регулирующая обменные отношения. Он также появляется вместе с отношениями обмена. Следовательно, как ценность это атрибут вещи или продукта, но ни в коем случае не вещь или продукт. Этот атрибут придает им системное и социальное качество, преломляет через себя всю совокупность отношений в экономической системе. Поэтому фраза ценность не имеет материальной субстанции Ю. М. Осипов в своих аргументах не нуждается в комментариях. Это тоже не вещная субстанция, потому что это ценность, экономическая ценность или, что то же самое, ценность, проявляющаяся в экономических отношениях.         

Экономическая аксиология в конце двадцатого века ассоциируется с экономией качества, с квалификацией экономических систем, с теорией расчета эффективности как меры качества экономических систем и процессов, с квалификацией жизни и другие области аксиологии качества.

Экономическая праксиология — философское направление, изучающее прагматику в системе экономических отношений. Раскрывает статус и особенности процедурных знаний в экономике. Проблемы экономической праксиологии отражают не только источники проблем конкретной экономики, формы их решения, но и их место во взаимодействии с образами экономической жизни, отражая более глубокие, существенные процессы социально-экономического развития.  

В экономической праксиологии на первый план выходят проблемы экономических теорий низшего ранга, связанные с организационными формами, региональной спецификой, организационным дизайном, научной организацией труда, его стимулированием и т.д.

Экономическая феноменология — это философское размышление об особенностях организации современного экономического знания. Для многих западных экономических школ, включая экономику как особую парадигму организации экономического знания, стал характерным культ феноменологизма. В. В. Радаев в своей статье О развитии и роли теории в переходной экономике отмечает, что роль математического формализма в экономической науке возросла в ущерб содержательно-исторической стороне экономического анализа. Пренебрежение историко-генетическим аспектом экономической теории — характерная черта феноменологизма. Его происхождение связано с преобладанием позитивистских и неопозитивистских схем познания в западных экономических школах мысли с их отказом от историзма (К. Поппер), диалектики и абсолютизации формальной логики научного дискурса.    

Философские проблемы экономической жизни общества

Современная философия рассматривает многие проблемы экономической жизни общества, понимая под этим отношения собственности, распределения, обмена и потребления. Философские подходы к экономической жизни общества пытаются раскрыть, каковы источники развития экономической жизни, каково соотношение объективных и субъективных сторон в экономических процессах, как в обществе сосуществуют экономические интересы различных социальных групп, каковы соотношение реформ и революций в экономической жизни общества и др.    

Пожалуй, одной из наиболее обсуждаемых проблем современной социально-философской мысли в России является вопрос о роли способа производства в жизни общества. Причина в том, что закон решающей роли материального производства в жизни общества, открытый Карлом Марксом в середине прошлого века, в эпоху восходящего развития капитализма, получил признание в марксистско-ленинской общественной науке. как истина вне всяких сомнений. Уже сейчас есть много сторонников этой точки зрения. Ведь на уровне обыденно-практического сознания мы прекрасно понимаем, что даже для того, чтобы учиться, нужно хотя бы сначала удовлетворить первичные потребности — в первую очередь материальные (жилье, еда, одежда), а затем учебники, ручки, тетради и т. д. гораздо больше, кстати, тоже появилось благодаря материальному производству. Но давайте рассмотрим эту проблему на научно-теоретическом уровне.    

Итак, многие мыслители считают способ материального производства основой существования и развития всего общества, выдвигая достаточно веские аргументы:

  1. без постоянного осуществления воспроизводства материальных благ существование общества невозможно;
  2. способ производства, существующее разделение труда, имущественные отношения определяют возникновение и развитие классов и социальных групп, слоев общества, его социальную структуру;
  3. способ производства во многом определяет развитие политической жизни общества;
  4. в производственном процессе создаются необходимые материальные условия для развития духовной жизни общества;
  5. Материальное производство поддерживает активность человека в любой сфере его жизни и деятельности.

Материализм К. Маркса

В середине XIX века в предисловии К критике политической экономии К. Маркс писал: Способ производства материальной жизни определяет социальные, политические и духовные процессы жизни в целом. Так он сформулировал суть закона об определяющей роли материального производства в жизни общества. 

Карл Маркс выделял производительные силы труда и общие производительные силы. Работающий человек — это непосредственный предмет труда. Прежде всего, человек выступает как рабочая сила, обладающая физическими и интеллектуальными способностями, профессиональными знаниями и определенным уровнем сформированности культуры. Однако такая интерпретация наследия Карла Маркса в старых учебниках довольно схематична. Большой знаток марксизма В.С. Барулин обобщает теоретические построения К. Маркса о производительных силах: К. Маркс включил в качество человека как производительной силы все богатство его развития как общественного субъекта, как личности.     

Общие производительные силы характеризуются двумя пунктами:

  1. это силы, действие которых происходит в результате сотрудничества всего общественного труда;
  2. это силы, связанные с уровнем духовной культуры общества.

Производственные отношения характеризуют экономические отношения, в которых находятся классы и социальные группы в отношении собственности, обмена, распределения и потребления произведенных материальных и духовных благ. Их можно определить так: производственные отношения — это совокупность материальных и экономических отношений между людьми, которая формируется в процессе производства и движения общественного продукта от производителя к потребителю. 

Развитие материального производства начинается с развития производительных сил, в которых наиболее быстрыми темпами развиваются орудия труда. Согласно марксистам, производительные силы всегда определяют определенные общественные производственные отношения, поскольку люди не могут осуществлять производственный процесс без какого-либо объединения. Следовательно, любое изменение производительных сил должно вести к изменению производственных отношений.  

Под ортодоксом здесь понимаются выводы тех последователей марксистского учения, которые не хотели творчески подходить к его содержанию, хотя вопрос о необходимости пересмотра ряда положений классического марксизма поднимался еще в середине 90-х годов. девятнадцатого века. Марксизм отражал состояние общества во второй трети прошлого века и опирался на науку той эпохи. В те годы не могло быть и речи о многих социальных процессах, которые уже проявились в начале этого века, и развитие капитализма идеально вписывалось в логические марксистские схемы. Однако не следует полностью отказываться от марксизма на том основании, что он якобы устарел, поскольку многие идеи Карла Маркса можно творчески использовать в качестве методологических подходов к изучению современного общества.   

Если вопрос о роли материального производства в жизни общества стал предметом обсуждения только в последние десятилетия, то философские проблемы собственности вызывают самые ожесточенные споры за многие столетия. Основными дискуссионными вопросами были, во-первых, какова роль собственности в развитии человеческой цивилизации и культуры, и, во-вторых, собственность — добро или зло?  

Право собственности

Право собственности может быть разным. Основные из них — государственная и частная собственность. Со времен Платона в философии ведутся споры о том, какая форма собственности лучше. Вот два характерных мнения, отражающих позиции противоборствующих лагерей, на которые делились мыслители в отношении собственности.   

Указанные философы разделяют не только два тысячелетия, но и противоположное отношение к собственности. Для Аристотеля собственность (но не чрезмерная, а умеренная, разумная) — это атрибут того слоя, который мы сегодня называем средним классом. Средний класс, составляющий сейчас 80% населения развитых стран мира, является главной опорой государства, гарантом его благополучия. Аристотель признает, что те, у кого нет собственности, а также те, у кого она чрезмерно, склонны к противоправным действиям, поэтому оба они не могут способствовать поддержанию стабильности государства. Мелье же считает, что собственность в любой форме — зло.    

Большинство философов были сторонниками частной собственности. Советская философия унаследовала традиции К. Маркса и Ф. Энгельса, вслед за представителями утопического коммунизма, бескомпромиссно отрицавшими частную собственность. Для русской философии это сыграло роковую роль: проблема собственности в советский период ее истории просто не поднималась.  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *