Экономика России во второй половине 18 века — кратко

Экономика России во второй половине 18 века — кратко

Экономика России во второй половине 18 века — кратко

«Очерки истории СССР. ХVIII век», под ред. Б. Б. Кафенгауза

Во второй половине XVIII в. продолжала развиваться крупная промышленность (мануфактуры с применением крепостного труда, купеческие и крестьянские мануфактуры с наемным трудом). В 60-х годах XVIII в. по данным исследователя И. В. Мешалкина имелось 567 предприятий; по другим данным (С. Г. Струмилин) их насчитывается до 650.
По сравнению с состоянием промышленности в первой четверти XVIII в. (около 200 мануфактур) эта цифра показывает увеличение числа мануфактур более чем в три раза. Однако эти цифры включают не только мануфактуры, но и мелкие предприятия, кроме того, они не охватывают горную промышленность. В конце XVIII в. насчитывалось 2094 предприятия. Кроме того, было около 200 предприятий в горной промышленности; следовательно, общее число учтенных к концу XVIII в. предприятий составляло около 2300; при этом крупных предприятий было, вероятно, не более 1000—1200. Но и эти цифры по сравнению с приведенными выше сведениями, относящимися к 60-м годам XVIII в., показывают рост числа промышленных предприятий в два раза. Общая сумма производства возросла за этот период с 8,7 млн. до 18 млн. руб, а число занятых рабочих увеличилось приблизительно с 81,7 до 199,2 тыс. человек.Для понимания промышленного развития важны сведения о составе рабочих, о числе наемных и крепостных рабочих. Подсчеты акад. С. Г. Струмилина говорят, что наемные рабочие составляли и в 60-х годах XVIII в. около половины всех рабочих, занятых на мануфактурах (из 81,7 тыс. человек, включая в это число заводских крепостных и приписных крестьян, наемные составляли 42,5 тыс.), а в 1800 г. из 199,2 тыс. человек наемных было 103,4 тысячи, или 52%.Развитие крупной промышленности привело к использованию малооплачиваемого труда — женского и детского. Женский труд применялся и в горном деле, особенно на ломке и разборке руды. Академик Паллас, будучи в 1770 г. на Урале, видел, как на горе Высокой работало до 400 детей. Другой путешественник (Гмелин) указывает на детей 7—8 лет, работающих на Невьянском заводе (над изготовлением изделий из меди) и подростков 10—15 лет (в проволочной мастерской).В металлургии усиленное строительство заводов приходится на середину XVIII столетия, особенно в связи с расширением экспорта железа. На Урале с 1752 г. по 1762 г. было основано 55 заводов, в середине века происходит освоение Южного Урала, где (на территории Башкирии) строились преимущественно частные заводы (купца Твердышева и др.). Правительство щедро «приписывало» государственных крестьян для работы на южноуральских заводах. Они несколько месяцев в году должны были работать при заводах, что зачитывалось им в уплату податей. Заводчики, кроме того, имели крепостных крестьян. Так, граф Шувалов купил для своих заводов в Орловской, Тульской и Калужской губерниях 25 тыс. крестьян.В середине XVIII в. Россия вышла на первое место в мире по производству черного металла. Выплавка чугуна выросла с 1750 по 1800 г. с 2,0 до 9,9 млн. пудов, т. е. почти в пять раз. Даже к концу века, когда Англия переживала промышленный переворот, т. е. переходила от мануфактуры к фабрике, Россия еще занимала первое место; на втором стояла Англия. Россия стала также крупнейшим экспортом железа в страны Западной Европы. Английские торговые фирмы имели своих представителей в Петербурге, закупавших русское железо, главным образом уральское. Русский экспорт составлял в 1750 г. — 1236 тыс. пудов, в 1782 г. — 3840 тыс. пудов, но с 1796 г. экспорт железа сокращается, и в 1800 г. упал до 1833 тыс. пудов вследствие начавшейся конкуренции со стороны английской промышленности.Русская металлургия стояла на высоком техническом уровне. Уральские домны были самыми высокими, достигая 13,5 м против 7,1—8,5 м в Западной Европе. Значительные успехи были достигнуты в устройстве воздуходувных мехов, что привело к увеличению производительности домны.Гениальным изобретателем, опередившим западноевропейскую технику, был И. И. Ползунов (1728—1766). Он был сыном солдата, родился в Екатеринбурге (Свердловске), где учился в заводской школе и шесть лет работал на заводе, затем перешел на алтайский казенный завод, откуда совершил поездку в Петербург. «Огневая» машина (Ньюкомена) использовала силу пара, но в ней был один цилиндр и она применялась лишь при откачке воды из затопленных шахт. «Огнедействующа я» машина, изобретенная Ползуновым, имела два цилиндра с поршнями, приводила в движение на Алтайском заводе воздуходувные меха и являлась универсальным двигателем, первой паровой машиной, примененной в промышленности. Она была установлена на заводе в 1765 г., задолго до изобретения англичанина Уатта, но после смерти Ползунова была остановлена и заброшена. Только условия феодально-крепостнического строя, а также удаленность алтайских заводов и преждевременная смерть великого русского изобретателя помешали ее внедрению в жизнь.В легкой промышленности следует отметить большой рост суконного производства, а также полотняного и шелкоткацкого, зарождение хлопчатобумажной промышленности. Число суконных мануфактур сильно увеличилось, большая часть их продукции шла на снабжение армии и флота. В 1767 г. было 72 суконных и каразейных предприятия (каразея — грубая полушерстяная ткань) с выработкой в 2,28 млн. аршин. В 1802 г. было уже 146 мануфактур. На дворянских суконных мануфактурах применялся труд крепостных.Крупное хлопчатобумажное производство появляется сперва как ситценабивное предприятие, занятое окраской и набивкой рисунка на привозных хлопчатобумажных тканях. Таким было основанное иностранцами в 1755 г. предприятие в Красном Селе под Петербургом, в 1763 г. возникла ситценабивная Maнyфактура в Шлиссельбурге, также принадлежавшая иностранцу (Лиману). Число рабочих на ней колебалось от 110 до 247 человек, из которых до 80% составляли крепостные.
В советской исторической литературе возникали споры, в какой мере эти предприятия можно признать капиталистическими, Среди промышленных предприятий того времени было значительное число мануфактур, где использовался только наемный труд, их можно причислить к капиталистическим, но были отрасли, как суконная и горнозаводская, где широко применялся труд крепостных, или приписных, крестьян. Такого рода предприятия по организации и технике, однако, не отличались от капиталистической мануфактуры, в них элементы капитализма и феодализма тесно переплетались между собой.Число наемных рабочих в стране было уже значительным. В промышленности (горнозаводской, текстильной и пр.), как в крупном, так и в мелком производстве, в 60-х годах XVIII в. нанималось до 100 тыс. человек, в конце столетия это число увеличилось вдвое (см. выше). Кроме того, на судах, на речном транспорте было занято примерно то же количество наемных рабочих, т. е. около 100 тыс. человек в середине XVIII в. и около 200 тыс. человек в конце столетия. Общее число наемных рабочих в промышленности и на транспорте (без гужевых перевозок) составляло в 60-х годах XVIII в. свыше 200 тыс. человек, а в конце века — 400 тыс. человек.Вместе с тем мелкое производство еще занимало большое место даже в таких отраслях, как металлопромышленность. В старинном железоделательном районе Устюжны Железопольской в конце XVIII в. было множество мелких крестьянских горнов. Шведский инженер Норберг, посетивший этот район, пишет: «На территории приблизительно 100 верст в длину и 80 в ширину, где не проживает никто из дворян, можно считать большинство мужского населения прирожденными кузнецами, потому что они крайне редко или даже никогда не выезжают из своих мест, и все свое свободное время, остающееся им от земледелия, проводят в кузнице; так сын научается обычно промыслу своего отца». Здесь подчеркнуто, что это население не знало крепостного права. Тот же автор говорит о скупщиках, подчинивших себе эти промыслы. Они покупают главным образом гвозди и развозят их затем по Волге в различные области государства.Выработка мелких металлических изделий была уже тогда развита в селе Павлове Нижегородской губернии, которое принадлежало графу Шереметеву. В конце XVIII в. в селе Павлово были 323 слесарные мастерские «при домах» и 4 стальных «завода». Здесь изготовлялись ножи, замки, ножницы, ружья и пр.; в 1802 г. в Павлове было 48 богатых первостатейных крестьян, владельцев крупных мастерских.Текстильным производством славилось село Иваново, также принадлежавшее Шереметеву. В Иванове было 208 заведений по набойке ситцев и ткачеству льняных тканей. Из них треть обслуживалась членами семей владельцев, а в остальных случаях работали наемные люди (от 1—2 до 10 человек), большей частью такие же крепостные шереметевские крестьяне. У некоторых крестьян, например у Ефима Грачева, было свыше 120 работников, т. е. это было уже крупное предприятие. Мелкотоварное производство перерастало, таким образом, в мануфактуру.Рост предпринимательства заставил правительство отказаться от системы монополий и привилегий в промышленности.Манифестом 1775 г. (17 марта) было объявлено, что «всем и каждому дозволяется и подтверждается добровольно заводить всякого рода станы и рукоделия производств, не требуя на то уже иного дозволения от вышнего или нижнего места». Таким образом, отпали ограничения для предпринимателей и провозглашалось буржуазное право свободно устраивать промышленные заведения.В Прибалтике мануфактуры появились не только в городах, но и в помещичьих имениях, где применялся крепостной труд. Так, граф Плаггер устроил мануфактуру шелковых, шерстяных и хлопчатобумажных тканей; мастера у него были наемные, а рядовыми рабочими являлись крепостные крестьяне. В Риге к концу XVIII в. имелось 6 мануфактур и 2 лесопилки, где применялся наемный труд. В Эстонии также были помещичьи мануфактуры с применением крепостного труда, среди них одной из первых была бумажная мануфактура в Ряпино. В городе Таллине имелись зеркальные, кожевенные, медеплавильные и текстильные предприятия, в красильне для окраски ситцев и платков работало до 150 человек.На Украине мануфактуры, возникшие еще в предшествующий период, значительно расширились. Путивльская суконная мануфактура была одной из крупнейших в России. К ней было приписано около 9,5 тыс. крестьян, она производила 200 тыс. аршин сукна в год, на Топальской парусино-полотняной и Ряшковской суконной мануфактурах работало 700 человек. Крупнейшие землевладельцы Разумовский и Румянцев строили в своих имениях на юге суконные, свечные, стекольные, кожевенные и другие заведения. В 1789 г. был построен казенный оружейный завод в Кременчуге, а в 1795 г. сооружен чугунолитейный завод в Луганске, рассчитанный на обслуживание армии и флота.Наряду с помещичьими и казенными мануфактурами, основанными на крепостном труде, на Украине появились и капиталистические мануфактуры. Два текстильных предприятия были основаны купцами в Нежине; богатые крестьяне владели винокурнями; отдельные из этих крестьян являлись обладателями капитала до 5 тыс. руб.В Белоруссии и Литве крупнейшие помещики, как Радзивиллы и Сапеги, используя труд крепостных крестьян, заводили в своих имениях стеклянные гуты, производство зеркал, гобеленов, сукон, фарфоровых изделий и т. п. Радзивиллам принадлежали суконная мануфактура в Нежине и производство шелковых поясов в Слуцке. Однако в большей части эти предприятия обслуживали потребности владельца и лишь небольшая часть их продукции шла на рынок.
Перелом в экономической политике правительства в отношении торговли выразился прежде всего в уничтожении внутренних торговых пошлин. Еще в привилегии, выдававшейся промышленникам при устройстве мануфактур, нередко включалось право на беспошлинную продажу и покупку товаров. Крупнейший уральский заводчик Акинфий Демидов взамен внутренних таможенных пошлин и других сборов получил право вносить в казну ежегодно определенную сумму. Наконец, указом 20 декабря 1753 г. было объявлено об отмене внутренних торговых пошлин и ликвидации внутренних таможен. Взамен внутренних таможенных сборов была установлена новая пограничная пошлина на внешнеторговый оборот в размере 13% с цены товара. Представители купечества торжественно благодарили императрицу Елизавету за эту меру и преподнесли ей алмазы и крупную сумму золотом и серебром. Отмена внутренних торговых пошлин в России произошла значительно раньше, чем в странах Западной Европы, где внутренние таможни существовали до французской буржуазной революции.В следующем году (1754) были впервые учреждены банки — один для дворянства (выдававший ссуды сроком на 8 лет) и другой для купечества. Ссуды купцам предоставлялись из 6%, что было много ниже обычного процента того времени, сроком на 6 месяцев, а затем и до года.Начавшиеся изменения в экономической политике привели также к указу 1762 г. о свободе хлебного экспорта. Постепенно правительство отказалось от казенных и частных монополий на ряд товаров.Развитие внешней торговли привело к общему росту внешнеторгового оборота (экспорт-импорт), который увеличился с 50-х по 90-е годы XVIII в. в семь раз (с 14,0 до 109,6 млн. руб. в год). При этом неизменно сохранялся благоприятный торговый баланс, т. е. вывоз из России превышал ввоз в страну.Состав русского экспорта показывает преобладание сельскохозяйственных товаров, однако прочное место в нем заняли и некоторые русские промышленные изделия. Первое место в русском вывозе в 1793—1795 гг. занимали пенька (8,5 млн. руб в год), лен (5,3 млн. руб.), а за ними шло русское железо (5 млн. руб.), льняные ткани, юфть и кожи, лес. Хлебный экспорт был еще невелик, составляя в год 2,9 млн. руб. (400 тыс. четвертей).В, И. Ленин указывал на «высшее процветание Урала и господство его не только в России, но отчасти и в Европе. В XVIII веке железо было одной из главных статей отпуска России». Но к концу века экспорт железа снизился, что явилось прямым следствием тормозящего воздействия крепостного права, не позволявшего конкурировать с Англией, когда она превратилась в передовую капиталистическую страну.Импорт в Россию из Западной Европы составляли главным образом предметы роскоши для высшего класса. На первом месте стоял привоз сукна, шерстяных и бумажных тканей, в том числе сукна для армии, шелковых товаров, красильных веществ.
Значительную роль играла торговля со странами Востока. Из Китая привозились преимущественно бумажные («китайка») и шелковые ткани, а также чай. Из Ирана поступали шелк-сырец, хлопчатобумажные и шелковые ткани, из Средней Азии — меха, скот, ткани. Оборот по торговле с Востоком составлял в 1758— 1760 гг. в среднем в год по экспорту 1,3 млн. руб., по импорту — 1,4 млн. руб.В конце XVIII в. начинается торговля с государствами, находящимися на побережье Черного моря. После первой русско-турецкой войны к России перешла Керчь, после второй русско-турецкой войны — Феодосия, Севастополь и Северное Причерноморье.Политика России в отношении внешней торговли во второй половине XVIII в. была протекционистской, росло таможенное обложение готовых изделий, уже производившихся в стране (сахар-рафинад, бумага, железные изделия, полотно); напротив, пошлины с привоза промышленного сырья — хлопка, сахара-сырца и т. д. понижались и, наконец, были совсем сняты.Перемены происходили также в положении купечества. В торговле все более заметную роль начинало играть крестьянство, хотя крепостное право и тормозило рост его связей с рынком. 502 петербургских купца обратились с жалобой в Сенат в 1766 г. на конкуренцию крестьян. По их словам, крестьяне торгуют по всему Петербургу, на улицах, в обывательских домах, в погребах, лавках, на скамьях и столах, на перекрестках и даже скупают иностранные товары на бирже. Несмотря на ряд ограничений, богатые крестьяне переходили в города и записывались в купеческие гильдии. Богатела преимущественно небольшая группа крупных торговцев и заводчиков, от которых зависела масса средних и мелких купцов, тогда как купцы третьей гильдии обычно на деле были мелкими торговцами или даже наемными людьми и ремесленниками.Рост городского населения задерживался феодально-крепостническим строем. Зависимость от помещика затрудняла переход представителей крестьянской буржуазии в состав купечества. Прием крестьян в состав городских сословий производился лишь в том случае, если они выполняли ряд условий — подыскивали поручателей и т. п. Несмотря на эти затруднения, города, хотя и медленно, росли за счет притока сельского населения.Точные сведения о количестве городского населения за этот период отсутствуют, так как при переписях, или «ревизиях», исходя из сословного признака, записывали крестьян, живших в городах как население деревень, откуда они вышли; не охватывались ревизиями духовенство и дворяне. Посадское население составляло даже по более полной пятой ревизии (1796г.) 650 тыс. душ мужского пола, или 4,1%. Но действительное население городов было выше. В Москве в конце столетия насчитывалось свыше 200 тыс. душ обоего пола, а зимой вместе с пришлым населением в городе было до 300 тыс. человек и более. Рядом со старым сословным делением складывалось, не совпадая с ним, деление на классы, характерное для растущих буржуазных отношений.Купцы, имевшие капитал свыше 500 руб., должны были с 1775 г. вместо подушной подати вносить в казну сбор в размере 1 % от капитала. Остальные купцы переходили в разряд «мещан» и продолжали вносить подушную подать. Таким образом, для остававшихся в купечестве вводился типично буржуазный принцип налогового обложения по размерам капитала. В 1776 г. с купцов была снята также рекрутская повинность, замененная денежным взносом (в сумме сперва 300 руб., позднее — 500руб.). Служба купцов по различным сборам сократилась в связи с закрытием внутренних таможен. По городской реформе 1785 г. все купечество, наконец, было полностью освобождено от этих служб. На Украине и Новороссии появились новые города, в 1778 г. был построен Херсон, в 80—90-х годах XVIII в. — Екатеринослав (ныне Днепропетровск), Мариуполь (Жданов), Николаев, Одесса. Напротив, в Правобережной и в Западной Украине, оставшейся под властью Польши и Австрии, города находились вх упадке.На состоянии государственных финансов сказывалось развитие буржуазных отношений, и в то же время на них отразилось задерживающее влияние крепостного права. Государственный бюджет увеличился в четыре раза, сумма доходов выросла с 18,5 млн. руб. в 1763 г. до 73,1 в 1796 г., и за вычетом издержек на сбор налогов (т, е. расходов на финансовые органы и т. п.) чистый доход государства возрос с 14,1 до 55,4 млн. руб. Доходы поднялись частью в результате увеличения населения (более чем вдвое), а также вследствие повышения размера налогов и хозяйственного развития страны.Государственный бюджет носил резко выраженный классовый характер. Подушная подать взималась с трудового населения города и крестьянства. От нее были освобождены дворянство, духовенство и верхушка купечества.Не менее трети обыкновенных доходов давала подушная подать. Остальные доходы пополнялись за счет косвенного обложения, именно 25% бюджета составляли доходы от продажи вина, соляной налог приносил около 10%, таможенные сборы —10%, за ними следовала горная подать, гербовый сбор, налоги на мельницы, бани, рыбные ловли и пр.О тяжести подушной подати свидетельствует то, что общая ее сумма поднялась с 60-х годов к 90-м в 4 1/2 раза (с 5,7 до 26,4 млн. руб.). В наибольшей степени возросла подушная подать с крестьян, особенно с государственных, которые платили вместе с подушной еще оброчную подать, являвшуюся феодальной рентой, взамен оброка с помещичьих крестьян. Сборы с государственных крестьян поднялись с 1 руб. 10 коп. до 4 руб. с души мужского пола. Подушная подать с помещичьих крестьян к концу XVIII в. увеличилась с 70 коп. до 1 руб. с души мужского пола.Тяжесть подушной подати заключалась также в том, что она взималась с каждого человека мужского пола, включая детей и дряхлых стариков; поэтому работоспособному члену семьи приходилось платить за нескольких лиц, т. е. намного выше указанных цифр. Недоимки по подушной подати составили к 1787 г. свыше 12 млн. руб.Среди косвенных налогов важнейшее значение имел доход от продажи вина, который составлял в 1762 г. 4,4 млн. руб., а в 1796 г. — 15 млн. руб. Однако действительный расход населения на вино был много выше и за указанный период вырос с 5,2 до 22 млн. руб. Разница попадала в руки откупщиков, включала производственные расходы на выкурку вина, прибыль и т. п.Рост государственных расходов был связан главным образом с войнами, а также с реформой губернских учреждений. Обыкновенные расходы (исключая расходы военного времени) распределялись в 1773 г. в процентах следующим образом: на армию и флот — 38,5%, на внутреннее управление — 52%, на двор — 9,5%. При чрезмерно большом расходе на двор, составлявшем 1/10 всего бюджета, на образование и пути сообщения тратилось лишь 2%. Об огромном удельном весе военных расходов можно судить из того, что во время первой русско-турецкой войны, в 1773 г., из общей суммы расходов 38,9 млн. руб. на войну ушло 7,4 млн. руб. и, кроме того, обыкновенный расход на армию и флот составил 11,2 млн. руб. Во время второй русско-турецкой войны в 1790 г. военные расходы составили более половины всех расходов.Превышение расходов над доходами, т. е. бюджетный дефицит сохранялся на протяжении всего периода, резко усилившись во время Семилетней и русско-турецких войн. За все царствование Екатерины II дефицит выразился в 200 млн. руб., что равнялось трехлетнему бюджету. Эту сумму не удалось получить полностью с населения путем прямых и косвенных налогов. Дефицит в бюджете восполнялся впервые в истории русских финансов внешними займами и выпуском ассигнаций.В апреле 1769 г. был заключен заем на 3,7 млн. руб. в Голландии у частного банка в Амстердаме. Два года спустя был заключен заем на 1,17 млн. руб. в Италии (Генуе). К концу царствования Екатерины II внешний долг России составил 33,1 млн. руб., а внутренние долги достигли 15,6 млн. руб. На уплату процентов по долгам падало ежегодно свыше 5% бюджета.С 1769 г. начался выпуск бумажных денег, или ассигнаций. Ассигнации представляли большое удобство при замене медной и серебряной монеты, так как 1000 руб. серебром составляли 11/2 пуда, а медной монетой — 60 пудов, что весьма затрудняло перевозку денег. В первый год было выпущено ассигнаций на 2 млн. руб. Затем их выпуск значительно повысился и к концу первой русско-турецкой войны составил 20 млн. руб. В связи с обнаружившимся в 1786 г. новым дефицитом было выпущено ассигнаций еще на 100 млн. руб. Правительство надеялось оживить этим торговлю и промышленность, а также поднять сельское хозяйство путем ссуд купцам и помещикам под залог имений и т. п. Однако начавшаяся вторая русско-турецкая война вновь привела к дефициту. Были повышены налоги, заключен внутренний заем, а затем возобновлен выпуск ассигнаций. Всего до 1796 г. было выпущено ассигнаций на 156,7 млн. руб. Усиленный выпуск ассигнаций привел к потере их ценности. За 100 руб. серебром в 1787 г. платили 108 руб. ассигнациями, а в 1795 г. платили 146 руб. ассигнациями, т. е. ассигнационный рубль равнялся только 68 коп.серебром.Рост налогов, займы и ассигнации явились дополнительной формой эксплуатации трудового населения со стороны господствующего класса.Рост промышленности и торговли тесно связан с возникавшими капиталистическими отношениями, с ростом применения наемного труда, с усилившейся товарностью и т. п. Все это усиливало явления разложения феодально-крепостного строя.

Читать также:  ФИНАНСЫ КОММЕРЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ И ОРГАНИЗАЦИЙ ФИНАНСОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Экономика России во второй половине 18 века — кратко

Экономика России во второй половине 18 века — кратко

Экономика России во второй половине 18 века — кратко

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

Введение

Вторая половина 18 века была связана с правлением Екатерины II и ходом ее реформ. В стране утвердился абсолютизм, который был высшим этапом развития государственной надстройки феодального общества. Благодаря усилиям Петра I в 18 веке Россия стала великой европейской державой, установив капиталистический режим экономического развития государства. Но абсолютистская система, крепостное право, расширение прав и привилегий правящих сословий не позволили ей развиваться в полной мере.

Абсолютизм препятствовал поступательному развитию страны, что, в свою очередь, обостряло социальные противоречия. С одной стороны, рост капиталистических условий усиливал значимость купцов, с другой — самодержавие лишало их свободного рынка труда и тормозило развитие городов и торговли. Результатом стало обострение противоречий между купцами и дворянами. Последние были втянуты в товарно-денежные отношения, что усилило связь между экономикой землевладельца и рынком.

В зависимости от этого помещики были вынуждены увеличивать крепостные сборы, что способствовало крестьянским волнениям и протестам, кульминацией которых стала самая страшная крестьянская война в истории России во главе с Пугачевым. Перед Россией встал вопрос, какой путь избрать: либо сохранить непоколебимый существующий порядок, либо каким-то образом адаптировать его, возможно, путем реформ, к вновь возникающим обстоятельствам, либо вообще ликвидировать самодержавие и крепостное право.

Социально-экономическое развитие России во второй половине XVIII века

Во второй половине XVIII века сельское хозяйство оставалось ведущей отраслью российской экономики. Феодально-сербские отношения расширились как широко, так и глубоко. Они открыли новые территории и новые категории населения. Основной путь развития промышленности был обширным, за счет освоения новых направлений. Сельские жители составляли подавляющее большинство населения (в конце века в городах проживало менее 4%).

Читать также:  НАПРАВЛЕНИЕ ФИНАНСОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ КОТОРОЕ РАССМАТРИВАЛО ФИНАНСЫ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНУЮ НАУКУ

Сохранение и укрепление крепостного права также сыграло важную роль в развитии сельского хозяйства, особенно производства зерна. В условиях времени крепостное право оставалось экономически эффективным.

Однако в то же время наблюдались элементы интенсивного развития сельскохозяйственного производства. Влияние вышеперечисленных (в том числе развитие крепостного права) и других экономических, политических и социально-культурных факторов. Логика технического и экономического развития, рост денежного обращения, государственная экономическая, социальная и техническая политика, влияние новых течений общественной мысли, деятельность российских последователей Просвещения и т.д. привели к некоторым качественным изменениям (экономическим и технико-техническим) в экономике и технологии сельского хозяйства.

Интенсивное развитие заключалось, прежде всего, в повышении конкурентоспособности сельского хозяйства. Желание хозяев приобрести новые и дорогие предметы роскоши (часто незаменимые для поддержания образа жизни, соответствующего их статусу) сочеталось с возросшими возможностями продажи зерна. Закупки зерна для армии и промышленных культур для растущей промышленности увеличились, а экспорт зерна в Западную Европу увеличился в несколько раз.

Кроме того, с развитием промышленности и городов растущая часть населения уже не могла полностью или частично обеспечиваться сельскохозяйственными продуктами и была вынуждена их покупать. В связи с ростом спроса выросли цены на сельскохозяйственную продукцию.

В конце XVIII. В конце XVIII века в результате роста товарооборота, укрепления торговых связей между различными регионами страны сформировался единый общероссийский рынок хлеба, в результате этих процессов в стране сложились товарно-денежные отношения. В то же время в некоторых районах и фермерских хозяйствах началась определенная интенсификация сельского хозяйства.

Увеличилась региональная специализация сельскохозяйственного производства. Были введены новые сельскохозяйственные культуры. В то время как картофель все еще оставался овощной культурой, подсолнечник распространился на Украине и в Новороссии. Сахарную свеклу начали выращивать.

В это время предпринимались первые попытки использовать новые методы и технологии для развития сельскохозяйственного производства. В этом заключалось влияние идей Просвещения. С той же целью в 1865 году по инициативе Екатерины II было создано Свободное экономическое общество. Хотя их деятельность не принесла серьезных результатов, землевладельцы некоторых поместий приобрели сельскохозяйственную технику, а некоторые из них попытались ввести многополевой севооборот.

Промышленность

Вторая половина 18 века ознаменовалась дальнейшим развитием промышленности. Елизавета Великая и Екатерина II продолжили политику Петра I по развитию российской промышленности и торговли.

В середине 18 века в России появились первые хлопковые мануфактуры, принадлежавшие купцам, а затем и богатым крестьянам. К концу века их число достигло 200, Москва постепенно стала важным центром текстильной промышленности. Очень важным для развития национальной промышленности стало издание в 1775 году Манифеста Екатерины II о свободном создании промышленных предприятий представителями всех социальных классов того времени.

Манифест снял многие ограничения на создание промышленных предприятий и разрешил «любому лицу эксплуатировать любые виды хранилищ». В современном понимании это привнесло свободу предпринимательства в Россию. Кроме того, Екатерина II отменила плату для ряда отраслей малого бизнеса. Принятие Манифеста стало одной из форм поощрения дворянства и их адаптации к новым экономическим условиям. В то же время эти меры отражали рост капитализма в стране.

К концу 18 века в стране насчитывалось более 2 тысяч промышленных предприятий, некоторые из них были очень крупными, на которых работало более 1200 человек.

Лидирующее положение заняла металлургическая промышленность. Его развитие было основано на потребностях внутреннего и внешнего рынков. Российская металлургия в то время занимала лидирующие позиции в Европе и мире. Его отличал высокий технический уровень, доменные печи на Урале были более производительными, чем в Западной Европе.

В результате успешного развития отечественной металлургии Россия стала одним из крупнейших экспортеров железа в мире. В 1770 году в стране было произведено 5,1 млн. пудов железа, в Англии — около 2 млн. пудов. В последние годы 18 века производство железа в России достигло 10 миллионов пудов.

Продолжали развиваться и другие отрасли промышленности, такие как стекольная, кожевенная, бумажная и др.

Промышленное развитие происходило в двух основных формах: мелкосерийное производство и крупносерийное мануфактурное производство. Основной тенденцией развития мелкотоварного производства был его постепенный рост в кооперативные и производственные предприятия.

Работа на водном транспорте, игравшем важную роль в экономической жизни страны, была организована на принципах сотрудничества. Только на реках европейской части России к концу 18 века действовало не менее 10 тысяч судов. Сотрудничество также получило широкое распространение в рыбной промышленности.

Помимо количественных изменений в российской промышленности, произошли также важные социально-экономические изменения: Увеличилось число фрилансеров и капиталистических мануфактур.

Среди отраслей, в которых работали фрилансеры, следует отметить текстильную промышленность, где работали крестьянские пенсионеры. Как крепостные, они заработали необходимую сумму (дань), чтобы заплатить своему домовладельцу. В этом случае отношения безвозмездной аренды, заключенные владельцем фабрики и крестьянином-крестьянином, были капиталистическими трудовыми отношениями. В 1762 году стало незаконным покупать крепостного на фабрики, и назначение крестьян на фабрики прекратилось. Фабрики, созданные после этого года лицами не дворянского происхождения, использовали только свободный труд.

В 1775 г. был издан указ, разрешающий крестьянское производство, который стимулировал развитие производства, что привело к росту числа фабрик, принадлежащих купцам и крестьянам.

Внутренняя и внешняя торговля

Внутренней консолидации Российской империи в XVIII веке способствовало стремительное развитие отношений между ее регионами и формирование общероссийского рынка. Общий товарооборот внешней торговли России вырос с 14 млн. рублей в год в 50-е годы до 110 млн. рублей в 90-е годы XVIII века. Век. Углубление специализации экономической деятельности в регионах.

На многочисленных тендерах и ярмарках продавался хлеб центра черноземов и Украины. Из Поволжья пришли шерсть, кожа, рыба. Урал поставлял железо, регионы за пределами Черного моря славились своими ремеслами, Север торговал солью и рыбой, Новгородская и Смоленская земли поставляли лен и коноплю, Сибирь и Север — меха.

Отмена внутренних таможенных пошлин в 1754 г. сыграла важную роль в развитии общероссийского рынка. Этот указ был издан в интересах как купцов, так и дворянства, так как они оба активно участвовали в торговле. В то же время была отменена внутренняя таможенная граница между Россией и Украиной, снят ряд других промышленных и торговых ограничений, а также монополии на шелк и ситц.

Развитию торговли способствовало улучшение состояния дорог, строительство каналов и развитие судоходства. Возросла роль коммерческой буржуазии. Созданы новые торговые посты, увеличилось количество ярмарок, рынков и базаров. Количество торговцев увеличилось. В 1775 году купцы были освобождены от налога на опрос и облагались налогом на гильдию в размере 1% от заявленного капитала. Купеческий класс получил право участвовать в районном суде.

Во второй половине XVIII века в связи с отменой Петром I защитных тарифов возродился российский внешнеторговый оборот. Она торговала с Англией, Швецией, Ираном, Китаем, Турцией и другими странами. Однако снижение ввозных пошлин ухудшило положение российских товаропроизводителей, и в 1757 году в России был разработан новый, сильно протекционистский тариф. При Екатерине II внешнеторговый оборот значительно увеличился, и внешнеторговое сальдо было положительным.

Укрепление феодальной собственности на землю и диктатуры дворянства

Во второй половине 18 века российское правительство продолжало укреплять феодальную собственность на землю и диктатуру дворянства.

Императрица Елизавета Петровна даровала дворянам привилегии и льготы, которые повышали стабильность крепостного хозяйства. В 1754 году ее правительство предприняло четыре меры в этом направлении: постановление об объявлении дистилляции монополией дворянства, об организации дворянского банка, о передаче государственных заводов Урала и об общем обследовании. Только в XVIII веке. Вековой общий осмотр увеличил земельную собственность дворянства более чем на 50 млн. десятин.

Другим источником роста благородной земли и имущества души были пожертвования. Щедрость Екатерины II превзошла все, что было известно истории в предыдущий период. Путчистам, обеспечившим ей престол, она пожаловала 18 тысяч крепостных и 86 тысяч рублей в качестве вознаграждения. Указ, запрещающий владельцам фабрик покупать крепостных для своих заводов, был призван укрепить монопольные права дворянства на землю.

Расширение прав землевладения дворянства было подчинено декрету 1782 года, который отменял свободу добычи, то есть право эксплуатировать рудные залежи всяким, кто их открывал. Дворянин был объявлен владельцем не только земли, но и недр. Дворяне нашли новую привилегию в Манифесте «О даровании свобод и свобод всему российскому дворянству». Он был обнародован Петром III в 1762 году, а затем утвержден Екатериной II.

Наконец, благородные грамоты Екатерины II в 1785 году закрепили привилегии дворянства. Привилегированный класс имеет особые личные и имущественные права и обязанности. Аристократия была освобождена от налогов и пошлин. Земельная собственность дворянства значительно увеличилась. Государственные и дворцовые крестьяне, а также необитаемые земли были переданы помещикам. На территориях, прилегающих к Санкт-Петербургу, дворяне получали в первые четыре десятилетия XVIII века. Век получил около миллиона десятин земли.

Следующие данные характеризуют феодальную дань помещичьего дворянства в России в конце 18 века. В 13 провинциях Нечерноземного пояса 55 процентов крестьян жили на денежной подносе и 45 процентов — на долевом. В черноземных провинциях ситуация была совершенно иной: 74 процента помещиков носили барк, и только 26 процентов крестьян платили дань.

Территориальные различия в распределении дани и доли дани в усадьбе объясняются, главным образом, спецификой экономического развития различных географических районов.

Подавляющее большинство государственных крестьян платило арендную плату наличными уже в начале 18 века. В 1776 году государственные крестьяне Сибири, ранее занимавшиеся обработкой десятинных пахотных земель, были взяты в аренду.

Постепенно поместья стали заниматься товарным производством. Хлеб и другие сельскохозяйственные продукты производились в основном для продажи. Общее развитие товарно-денежных отношений в стране также втянуло в свою сферу крестьянское хозяйство, которое начало, хотя и медленно, идти по пути мелкотоварного производства. Наряду с этим активизировался процесс разложения феодальных отношений, что нашло свое отражение в растущей коммодитизации хозяйства помещиков и переводе части крестьян на ежемесячную заработную плату. Все это говорит о том, что в последнюю треть 18 века феодально-сербская система в России вступила в период кризиса.

Рост территории. Административная реформа. В XVIII веке В столетие территория страны значительно увеличилась. Если в начале века она составляла около 14 миллионов квадратных верст, то к 1791 году — около 14,5 миллионов квадратных верст, т.е. увеличилась почти на 0,5 миллиона квадратных верст. Население страны также значительно увеличилось. По данным первого обследования, проведенного в 1719 году, общая численность населения составляла 7,8 млн. человек, тогда как по данным пятого обследования 1795 года — 37,2 млн. человек, т.е. увеличилась в 2,4 раза. При Екатерине II была проведена широкомасштабная административная реформа.

В 1775 году страна была разделена на 50 провинций вместо 20. Население провинций варьировалось от 300 до 400 тысяч человек. Провинции, в свою очередь, были разделены на районы с населением 20-30 тысяч человек. Все административные и полицейские полномочия были делегированы правительству провинции. Управление государственными доходами осуществляется Казначейским советом и хранится в казначействах провинций и уездов.

Читать также:  Управления личными финансами виды кредитов меры по предотвращению негативных для службы

«Просветленный абсолютизм» Екатерины II

Екатерина Алексеевна оказалась на русском престоле без прав. Она, по словам Ключевского, «сделала двойной захват: взяла власть у мужа и не передала ее сыну, естественному наследнику отца». Падение Петра III стало полной неожиданностью для его подданных и было далеко не придворной интригой. Когда манифест о воцарении Екатерины II прибыл в Москву, и губернатор, провозгласив его перед военным гарнизоном и жителями города, закричал приветствие в честь нового самодержца, наступила тишина: солдаты и народ молчали.

Слухи о Екатерине как о королеве «фальшивых», на самом деле — самозваной. В столице наблюдался рост настроений в пользу томительного пребывания в крепости Шлиссельбург Иоанна Антоновича, пока с ним не состоялась возможная свадьба новой императрицы. Екатерина II, будучи естественно одаренной женщиной, обладая настойчивой волей и редкой способностью понимать людей и влиять на них, относительно быстро овладела ситуацией.

В манифесте от 28 июня — 6 июля она попыталась оправдать свои действия, ссылаясь на «опасность для Российского государства», создаваемую изменнической политикой Петра III, волей «всех наших верных подданных» и самого Бога. Екатерина всячески подчеркивала свою привязанность к своей новой родине, ее языку, обычаям и вере. Из Москвы она прошла в Троицко-Сергиеву церковь, поцеловала руки священнослужителей, поехала в Киев, поклонилась иконам Печерска.

Новая императрица также решила отменить ряд мер, принятых ее предшественницей: приостановила секуляризацию церковного имущества, отменила мирный договор с Пруссией; указом от 11 февраля 1763 года служба дворянства стала обязательной. Следующие события, однако, показали, что о разрыве со старой политикой не может быть и речи.

В 1764 году был заключен новый договор с Фридрихом II, и в том же году Екатерина II секуляризовала духовные сословия, распространив их в 1768 году на территорию Украины; в 1785 году было подтверждено освобождение дворянства от обязательной службы. В 1776 году историк С.С. Татищев отмечал: «Как бы велики ни были на первый взгляд различия в политическом устройстве Петра III и его преемника, следует признать, что она несколько раз была лишь продолжательницей его предприятия».

Преемственность, заявленная Татищевым, была характерна для политики всех монархов XVIII века. Век. Основные задачи остались прежними: укрепление власти империи, консолидация абсолютистской системы и положение ее социальной базы дворянства.

Однако в политике Екатерины II появились качественные новшества, позволяющие охарактеризовать ее время как период «просвещенного абсолютизма». «Просвещенный абсолютизм» не был единичным фактом российской политической жизни. В роли «просвещенных» выступали и прусский король Фридрих II, и швед — Густав III, и австрийский император Иосиф II.

О целях и сущности политики «просвещенного абсолютизма» историки имеют разные мнения. Таким образом, Н.П.Ерошкин приравнивает его к «пропаганде показного либерализма». «Образ «просвещенного» правителя на престоле России, — пишет он о Екатерине II, — был призван успокоить общественное мнение в Западной Европе и России в связи с фактом узурпации престола, укрепить царские настроения среди крестьян, внушить массам, что взгляды и поступки императрицы были милосердными, справедливыми и гуманными».

Н.М. Дружин связал политику «просвещенного абсолютизма» с развитием нового, капиталистического порядка и усилением классового антагонизма между крестьянскими массами и правящей аристократией. В этих условиях, по его мнению, более благоразумные и активные правители «сознательно обращались за советом и даже общественной поддержкой к великим мыслителям эпохи для гибкого и постепенного приведения существующего порядка в соответствие с новыми социально-экономическими условиями».

В течение двух лет Екатерина работала над программой своего правления и в 1767 году предложила ее в виде «Указа» комиссии, созванной для составления проекта нового свода законов. Идеи естественного права и общего блага были торжественно объявлены отправной точкой в «Укасе»; было провозглашено, что задача государства и правительства — «не лишать людей их естественной свободы, а направлять их действия на получение наибольшей пользы для всех». В то же время, неограниченная власть была оправдана. Аргументы были заимствованы у писателей Просвещения — необъятность государственного «пространства»:

«Государь самодержавен, ибо никакая другая, ибо только власть, объединенная в его личности, не может действовать подобно пространству столь великого государства». Чтобы предотвратить вырождение монархии в деспотию, Императрица предложила установить в стране принцип строгой законности, чтобы установить равенство всех граждан перед законом. Указ» также обозначил основные направления экономической политики — Екатерина II выступала против сохранения монополий и за свободу торговли и промышленности.

Руководствуясь принципами Французского Просвещения, автор «Указа» выступил против крепостного права, поскольку оно противоречило «закону природы», но не требовало освобождения «рабов». Таким образом, программа Екатерины II оказалась внутренне противоречивой: с одной стороны, она провозглашала прогрессивные истины философии Просвещения, с другой — сохраняла самодержавие, господство дворянства и крепостничества.

Даже созыв Уложенской комиссии в 1767 году стал ярким воплощением политики «просвещенного абсолютизма». Комиссия была задумана как представительный орган, который объединил бы все сословия государства, за исключением помещичьих. Комиссия, которая была открыта с большой торжественностью и привлекла к себе большое внимание, не решила своей главной задачи, а именно — создать новый свод законов на основе «Указа императрицы».

В Манифесте от 17 марта 1775 года был торжественно провозглашен принцип свободной промышленности: были отменены государственные налоги на промышленные предприятия, и каждому было дано право «строить на них заводы любого рода и делать на них всевозможные ремесла без всяких дальнейших разрешений и заказов».

Однако не может быть реальной свободы экономической жизни до тех пор, пока крепостное право остается в силе. Внутренние противоречия «Наказа» нашли своего полного аналога в политике Екатерины II по крестьянскому вопросу. С одной стороны, в 1766 году она анонимно подала в Вольное экономическое общество конкурс на целесообразность предоставления права движимого и недвижимого имущества землевладельцам.

Несмотря на настойчивые требования дворянства, императрица не желала делить всю землю между помещиками и зарезервировала за собой класс государственных крестьян, ограничившись спорадическими, хотя и крупномасштабными дотациями «свободных крестьян» частным владельцам (главным образом, на бывшие польские поместья). Екатерина II «посоветовала» лифляндскому дворянству отказаться от сборов с крестьян.

Екатерина II, с другой стороны, предоставила дворянам почти неограниченную власть над своими крепостными. В 1763 году было заявлено, что крепостные, осмелившиеся «на многие дерзости и дерзости», должны были «сверх наказания за свои проступки» оплатить все расходы по отправке военных коммандос, чтобы покорить их». В 1765 году императрица разрешила лордам усадьбы выселять крепостных в Сибирь по их просьбе.

Наконец, в августе 1767 года был издан указ, объявляющий любую жалобу крестьян на своих хозяев преступлением против государства и предписывающий суровые наказания для тех, кто подавал такие жалобы. Таким образом, дворянин стал полноправным судьей, а его действия против крестьян не подлежали контролю со стороны государственной власти, суда и администрации.

Для усиления абсолютизма центральные органы власти были перестроены. Екатерина II сочла, что Сенат принял на себя слишком много власти, и реформировала его в 1764 году, разделив на 6 департаментов (4 в Петербурге и 2 в Москве). Каждый департамент действовал как отдельное образование со своими полномочиями и полномочиями, что разрушило единство сената и ослабило его. Роль личного кабинета императрицы резко возросла. Подготовка законодательных актов была сосредоточена в Совете при Императорском дворе с 1768 года; его учреждение еще раз наглядно продемонстрировало устойчивость высших советов при монархе как института русского абсолютизма.

Муниципальная реформа была направлена, прежде всего, на укрепление власти монарха. Екатерина II сама в одиночку нарисовала проект «Учреждения по управлению провинциями», который вступил в силу в 1775 году. Она централизовала местную администрацию, увеличила число провинций и округов и наместников (каждый наместник должен был править двумя-тремя провинциями), которые непосредственно подчинялись императору.

В основе «института» 1775 года лежали одновременно идеи Просвещения XVIII века: избрание суда и его отделение от администрации, что придавало ему характер «суда равных». Кроме трехуровневой системы избирательных судов и сословных учреждений (уездный суд в уезде и верхний земский суд в губернии для дворян, городской суд и губернский магистрат для мещан, нижние и верхние исправительные учреждения для губернских крестьян), в губерниях был создан советский суд, состоящий из представителей трех сословных учреждений, который выступал в качестве примирительного или арбитражного органа.

В этот суд любое лицо, задержанное более чем на три дня, не будучи информированным о причинах ареста и не будучи допрошенным, могло подать апелляцию, а если он не подозревался в совершении тяжкого преступления, то был освобожден под залог (попытка заимствовать английскую гарантию неприкосновенности личных прав).

Влияние идей Просвещения еще более проявилось в создании областного Приказа (Управления социального обеспечения), который также состоял из выборных представителей дворянства, мещан и совхозов и отвечал за оказание помощи населению в строительстве и содержании школ, больниц, хосписов, детских домов и рабочих домов.

Стремясь создать более реальные гарантии «просвещенной монархии», Екатерина II начала работу над уставами для дворянства, городов и государственных крестьян. В 1785 году дворянские и городские уставы получили силу закона, обеспечив для каждого потомственного дворянина свободу от обязательной службы, от государственных повинностей, от телесных наказаний, право на личную собственность и недвижимость, право судить только «дворян», заниматься торговлей и создавать «фабрики, ремесла и мануфактуры всех видов».

Благородное общество каждого уезда и провинции оставляет за собой право периодически собираться, избирать благородных руководителей и иметь собственную казну. Конечно, императрица не забыла передать дворянские собрания под контроль генерал-губернаторов (викариев).

Согласно городскому законодательству, представители «буржуазии» (граждане), как и дворяне, получили личные и корпоративные права: наследственность неотчуждаемого статуса, неприкосновенность и свободное распоряжение имуществом, свободу коммерческой деятельности. Купцы, зачисленные в гильдии, обладавшие особыми привилегиями, были отделены от жителей городов: они могли расплачиваться деньгами с военной службы и освобождались от общественных работ. Кроме того, от телесных наказаний освобождались купцы 1-й и 2-й гильдий, а также видные граждане (ученые, художники, банкиры, оптовики и т.д.).

Муниципалитет рассматривается как юридическое лицо; он имеет право обсуждать и удовлетворять свои потребности, а также избирать своего мэра. Объединяющим центром городского самоуправления стала городская «общая Дума» (совет), в состав которого входили депутаты всех категорий городского сообщества. Руководствуясь общими принципами свободы экономической жизни, законодатель разрешил жителям села «свободно и безопасно приносить в город свой урожай, ремесла и товары и забирать из города предметы первой необходимости».

Реакционный поворот и виден во внешней политике Екатерины Петровны. В целом, внешнеполитическая деятельность «просвещенной» императрицы сопровождалась большими успехами. В результате двух войн с Турцией (1768-1774 и 1787-1791) все северное побережье Черного моря, Крым и Новороссийская степь перешли к России. Решилась и польская проблема — после первых двух разделов Польши (1773 и 1793 гг.) правобережная Украина и восточная Белоруссия были воссоединены с Россией. Однако из ненависти к Французской революции и последующей освободительной борьбе Польши Екатерина II в 1793 году согласилась на отделение польских земель от Речи Посполитой: Данциг, Торунь и большая часть Большой Польши отправились в Пруссию.

В 1794 году в Польше вспыхнуло восстание — борьбу за освобождение родины возглавил генерал Тадеуш Костюшко. Но Екатерина II поспешила разобраться с мятежниками. В Польше российские войска были развернуты под командованием А.В. Суворова. Раненый в одном из сражений, Костюшко был захвачен казаками. Увидев бегство своих товарищей и предстоящее тюремное заключение, Костюшко сбросил саблю и упал с лошади, восклицая в отчаянии: «Конец Польше».

Подавление мятежных поляков закончилось в 1795 году третьим разделом страны. Речи Посполитой как государством перестали существовать. На этот раз Россия получила Курляндию, Литву, Западную Белоруссию и Западную часть Волыни. Первоначально польская земля была разделена между Австрией и Пруссией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *