Как был назначен новый министр финансов после Bunge

В 80-е — начале 90-х годов принят ряд важных мер, способствовавших укреплению финансов и экономическому развитию страны.

В апреле 1881 г. , после отставки А. Абазы министром финансов был назначен выдающийся экономист, профессор статистики и политэкономии Киевского университета Н. Бунге. Это был последний «либеральный министр» в правительственном кабинете Александра III. При вступлении Бунге в управление министерством финансы страны находились в тяжелом состоянии. Общая сумма государственного долга на 1 января 1881 г. составляла 6 млрд. руб. Бюджет сводился с хроническим дефицитом. Ценность рубля упала почти наполовину. Бунге поставил себе сложную задачу — упорядочить финансы, но без отягощения трудовых слоев населения. Более того, именно при Бунге были уменьшены выкупные платежи и сложены накопившиеся по ним недоимки, отменены подушная подать и налог с занятий мещан (который они платили вместо подушной подати).

Бунге изыскивал иные средства для увеличения доходов казны. Существенно были повышены другие прямые и косвенные налоги: поземельный, с недвижимости в городах, с золотодобывающей промышленности, раскладочные сборы с торгово-промышленных предприятий, с доходов от денежных капиталов; он ввел налоги на наследство и на заграничные паспорта. На 30% были увеличены таможенные сборы (эта мера преследовала также и протекционистские цели). На посту министра финансов Бунге много сделал для поощрения частного предпринимательства. Однако ликвидировать бюджетный дефицит ему всё же не удалось.

Под давлением реакционных кругов Бунге под видом «повышения в должности» (1 января 1887 г. Александр III назначил его председателем Комитета министров) был уволен с поста министра финансов, который занял профессор Петербургского технологического института И. Вышнеградский. Выходец из семьи провинциального священника, обладая большими дарованиями, неистощимой энергией и невероятной работоспособностью, он стал ученым с мировым именем. Но особенно развернулись его таланты как крупного предпринимателя и биржевика, руководителя акционерного общества Юго-Западной железной дороги и многих других акционерных компаний, что позволило ему составить миллионное состояние. Вышнеградский был тесно связан с видными денежными туза ми и предпринимательскими кругами. Невероятно честолюбивый и изворотливый карьерист Вышнеградский сумел понравиться всем: К. Победоносцеву, М. Каткову, самому Александру III и многим либералам. Перед назначением Вышнеградского министром финансов Министерство внутренних дел представило на него досье с большим перечнем его биржевых и прочих проделок, но Александр III распорядился оставить всё это без внимания.

Поставленный во главе Министерства финансов Вышнеградский в первую очередь энергично принялся за ликвидацию бюджетного дефицита. По существу он действовал в том же направлении, что и Бунге, но иными методами, идя на жесткие и тягостные для народных масс меры, вплоть до беспощадного выколачивания с крестьян платежей и недоимок и значительного повышения косвенных налогов на предметы первой необходимости. Он еще более, чем Бунге, увеличил пошлины на импортные товары. Изданный в 1891 г. таможенный тариф повышал их еще на одну треть. Далее, он добился значительного превышения экспорта над импортом за счет увеличения вывоза хлеба и другой сельскохозяйственной продукции. Характерно его заявление весной 1891 г. в связи с неурожаем и надвигавшимся голодом: «Сами не будем есть, но будем вывозить». При Бунге было заключено 7 иностранных займов. Вышнеградскому удалось конвертировать их в один заем с понижением учет ной ставки с 5 до 4%. Всеми этими мерами он смог увеличить доходную часть бюджета с 958 млн. до 1167 млн. руб. и не только ликвидировать дефицит, но и добиться некоторого превышения доходов над расходами. В целях упорядочения железнодорожного хозяйства и унификации тари фов начался выкуп ряда частных дорог казной. К 1894 г. в казенном управлении находилось уже 52% всех железных дорог. При Вышнеградском был создан золотой запас в размере свыше 500 млн. руб. , что позволило сменившему (в 1892 г. ) его на посту министра финансов С. Витте в 1897 г. провести денежную реформу.

В выработке и проведении экономической политики Алек­сандр III опирался на министерство финансов, руководителями ко­торого последовательно были Н. Бунге, И. Вышнеградский и С. Вит­те.

Бунге Н. (1823-1895) – общественный и государственный деятель, ученый-экономист, доктор политических наук, профессор, академик Петер­бургской академии наук. Из дворян немецкого происхождения. В 60–70-х годах являлся ректором Киевского университета. Ряд лет преподавал экономические дисциплины наследникам престола. В 1880-1881 гг. заместитель министра финансов, член Комитета финансов (1880-1895 гг. В 1881-1886 гг. министр финансов, одновременно, с 1881 г. член Государственного совета.

Бунге принадлежал к числу либеральных бюрократов. Он выступал сторонником развития частной собственности, предпринимательства, конкуренции. В 80-х годах отстаивал идеи умеренного протекционизма, приз­навая необходимость государственного вмешательства в экономику. За вре­мя пребывания Бунге в должности министра были приняты законы об обязательном выкупе (1881 г. ), замене оброчной подати с государственных крестьян выкупными платежами (1886 г. ), создан Крестьянский банк (1882 г. Были проведены податные реформы: отмена соленого налога (1880 г. ), подушной подати (1882-1886 гг. ), повышен государственный земельный налог (1883 г.

В это же время был введен довольно щадящий налоговый курс, который во многом способствовал бурному развитию частного предпринимательства. С 1885 г. был установлен прямой раскладочный 3% сбор с крупнейших фабрик и заводов, который посягал лишь на самую незначительную часть солидных прибылей российских промышленников и торговцев. Как видим, правительство сознательно оберегало интересы нарождающейся буржуазии, давая ей время и возможность возмужать и окрепнуть.

В эти же годы возрастали акцизы на сахар и табак, питейный сбор, таможенные пошлины. Осуществлялись выкуп в казну частных и строительство государственных железных дорог.

Бунге провел закон о возобновлении повсеместного создания акционерных частных банков (1883 г. Он выступал против льгот поместному дворянству и создания Дворянского банка. Для подготовки денежной реформы под руководством Бунге осуществлялось изъятие из обращения кре­дитных билетов, накопление золотого запаса и заключение внешних металлических займов. Были утверждены первые акты фабрично-завод­с­кого законодательства. Министр выступал сторонником сокращения вооруженных сил и мирной внешней политики.

Деятельность Бунге встречала упорное сопротивление обер-проку­рора Синода К. Победоносцева и министра внутренних дел Д. Толс­того, подвергалась резкой критике на страницах «Московских ведомос­тей» и «Гражданина». В 1886 г. Бунге вышел в отставку с поста министра финансов. Его курс был продолжен в ряде направлений И. Вышнеград­ским и С. Витте.

Вышнеградский И. (1831-1895) – ученый, предприниматель, государственный деятель. Из семьи священника. С 1887 г. управляющий Министерством финансов, в 1888-1892 гг. министр финансов, член Государственного совета.

Вышнеградский усилил протекционистское направление таможен­ной политики, увеличил налоги – прямые (государственный поземельный, с городских недвижимых имуществ, обложение торговли и промыслов), косвенные (ввел акциз на спички и осветительные масла, увеличил питейный акциз) и гербовый сбор. Установил льготный земельный кредит поме­щикам в Дворянском банке, снизив процент, платимый по ссудам. Провел контрольно-финансовую и тарифную реформы на железных дорогах. Сосредоточил в Министерстве финансов управление железнодорожными тарифами, в 1889 г. образовал Департамент железнодорожных дел. Проводил политику выкупа малодоходных железных дорог в казну. Поддерживал монополии как органы борьбы с перепроизводством и выступал против них, когда последние повышали цены. Как предприниматель нажил многомиллионное состояние.

Вышнеградский выступал за широкое привлечение иностранных инвестиций, с их помощью стремился ускорить развитие отраслей крупной капиталистической промышленности, которые были необходимы для железнодорожного строительства, расширения российского экспорта и преодоления хронического дефицита государственного бюджета. Настаивал на необходимости мирной внешней политики, уменьшении расходов на вооружение. Был противником рабочего законодательства. На посту министра финансов был сменен С. Витте.

Витте С. (1849-1915) – государственный деятель, граф, почетный член Петербургской АН. Из семьи голландского происхождения, получив­шей российское дворянство в 1856 г. После окончания Новороссийского университета служил в управлениях различных железных дорог. Был привлечен Александром III в Министерство финансов директором Департамента железнодорожных дел. В феврале–августе 1892 г. министр путей сообщения. Продолжал политику Вышнеградского, направленную на сосредоточение железных дорог в руках государства путем выкупа частных железных дорог и казенного строительства. С августа 1892 по 1903 гг. министр финансов.

При Витте значительно расширилось вмешательство государства в экономику: помимо таможенно-тарифной деятельности в области внешней торговли и юридического обеспечения предпринимательской деятельности государство активно поддерживало наиболее приоритетные области промышленности (горнодобывающую, металлургию, винокурение, железнодорожное строительство и др. ), а также интенсивно развивало казенное хозяйство.

Главными мероприятиями Витте в экономической сфере стали активное железнодорожное строительство, винная монополия (1894 г. ) и денежная реформа (1897 г.

Накануне промышленного подъема, то есть к началу 1890-х годов, правительство сумело наконец сбалансировать государственный бюджет и сохранять дальше его бездефицитность. В начале 1890-х годов была создана так называемая свободная наличность казначейства, которая в виде средств казначейства в Государственном банке стала в дальнейшем одним из существенных ресурсов денежного рынка. Был накоплен и солидный золотой запас.

Экономическая политика правительства Александра III объективно явилась мощным рычагом перестройки хозяйства страны на капиталистические, буржуазные рельсы. Высшее руководство страны понимало: положение в мире было таково, что промедление с глубокой перестройкой хозяйства означало бы для России на долгое время оказаться второстепенной страной среди передовых государств Западной Европы.

ВВЕДЕНИЕ

Деятельность 
Н. Бунге на посту министра финансов,
а также созданная им политико-правовая
доктрина по сей день находятся под пристальным
вниманием исследователей. Отметим, что
творческое наследие Николая Христиановича
в большинстве случаев изучается представителями
исторической и экономической наук. Правовые
же взгляды Н. Бунге до сих пор оставались
в тени и не подвергались глубокому научному
анализу. Кроме того, оценки его деятельности
и взглядов как современниками, так и более
поздними исследователями носят неоднозначный
или прямо противоположный характер, что
говорит о необходимости более глубокого
изучения политико-правового наследия
Н. Бунге.

Социально
— экономические мероприятия Бунге и Вышнеградского
должны были стать прологом будущих более
масштабных преобразований, но в той ситуации
выглядели паллиативами, остаточным явлением
либеральной «весны». Между тем их значение
достаточно велико с точки зрения исторической
перспективы. Понижение выкупных платежей,
отмена подушной подати, открытие Крестьянского
банка, принятие первых фабричных законов,
борьба Бунге против искусственной поддержки
общины, его призывы к укреплению индивидуальной
крестьянской собственности на землю
и переселению страдающего от малоземелья
сельского населения на окраины страны
создали необходимую «реформаторскую
базу» для деятельности преобразователей
следующего поколения — С. Витте и П. Столыпина.

Цель 
работы – изучить реформаторскую
деятельность Н. Х Бунге и И. А Вышнеградского.

РЕФОРМАТОРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Н. Х БУНГЕ
И

В 1850 г. он защитил докторскую диссертацию 
на тему «Теория кредита». Таким образом,
будущий министр финансов был одним из
крупнейших специалистов страны в области
юриспруденции и теории кредита.

Читать также:  ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ФИНАНСЫ ПОНЯТИЕ СУЩНОСТЬ РОЛЬ В ЭКОНОМИКЕ

В сокровищницу мировой экономической
мысли вошли теоретические постулаты
Н. Бунге о механизмах регулирования
рыночной экономики: «спросе» и «предложении»;
«хозяйственной свободы конкуренции». До переезда в Петербург он зарекомендовал
себя с положительной стороны на посту
Управляющего Киевской конторой Государственного
банка России (1862 г. ) и ректора Киевского
университета (1871—1875; 1879—1880 гг.

Став в 1880 г. товарищем (заместителем)
министра финансов, он уже в 1881 г. возглавил 
Министерство финансов. На этом ответственном 
посту Н. Бунге смог реализовать теоретические
задумки, изложенные в курсах по статистике,
основам политической экономии, разработке
идей экономической политики. Он специально
исследовал вопрос о возможности правильного
денежного обращения в стране, подорванного
чрезмерным выпуском бумажных денег. Изучив
труды представителя немецкой школы А. Вагнера, Н. Бунге развил его идеи применительно
к России.

Начать деятельность на посту министра
финансов ему пришлось в условиях
трудного финансового положения 
страны. Бюджет 1881 г. был сведен с дефицитом
в 50 миллионов рублей. Сумма государственного
долга составила 6 миллиардов рублей. Средняя
цена рубля достигла 65,8 копеек золотом,
был неблагоприятным платежный баланс. Положение усугубилось неурожаями 1884
и 1885 гг. На заграничных биржах, особенно
в Берлине, замечены были спекуляции с
российскими ценными бумагами и кредитными
рублями.

С 1881 г. Бунге предпринимает меры
на государственном уровне по подготовке
крупномасштабной денежной реформы. Необходимость
осуществления ряда мер с целью оздоровления
финансового положения страны он обосновал
(1883 г. ) в докладах и записках Александру
III:

  • обеспечить правильный рост промышленности в условиях покровительства (протекционизма) со стороны государства;
  • укрепить кредитные отношения под руководством правительства, удешевив кредит;
  • преобразовать систему налогов;
  • добиться превышения доходов над расходами в государстве, «соблюдая разумную бережливость во всех отраслях управления».

Достижение бездефицитного бюджета 
сдерживалось значительными расходами 
на срочные погашения государственных 
займов.

Бунге понимал, что для проведения
денежной реформы необходимо увеличение
денежных поступлений в казну, в том числе
с помощью роста прямых и косвенных налогов. 12 мая 1881 г. были увеличены налоги на сахар
и спирт; 19 января 1882 г. повышен гербовый
сбор; выросли таможенные пошлины на многие
импортные товары; ввели налог на золотопромышленность;
18 мая 1885 г. вырос налог на табак.

Итогом явился рост золотого запаса
страны.

Поступления в казну выросли 
за счет новых выпусков государственных 
займов. Руководил этими операциями
Государственный банк.

В 1880-е гг. Бунге организовал выкуп
казной частных железных дорог, доходы
от государственных дорог направлялись
в казну. Важной была роль министра финансов
в создании в 1883-1885 гг. Крестьянского и
Дворянского поземельных банков. Являясь
государственными банками, они содействовали
формированию рынка земли в России.

Через 20 лет после 1861 г. в сельском
хозяйстве назревал кризис из-за незавершенности 
выкупных операций для 15% крестьянских
семей; недостаточных для эффективного
хозяйствования размеров надельных 
участков; чересполосицы; ряда неурожайных 
лет и т.

Министерство финансов, стремясь оздоровить
положение, предложило снизить выкупные
платежи с крестьян; прекратить с
1883 г. состояние «временнообязанных»
для определенного числа бывших помещичьих
крестьян. Крестьянский поземельный банк
должен был решить вопрос о кредите для
крестьян. Статья 1 «Положение о Крестьянском
поземельном банке» от 18 мая 1882 г. гласила,
что банк «учреждается для облегчения
крестьянам способов к покупке земли в
тех случаях, когда владельцы земель пожелают
продать, а крестьяне приобрести оные».

Государственный Совет в то же время 
разъяснил сельскому населению,
что не будет «даровой помощи в поземельных
отношениях». Государство одинаково охраняло
интересы как помещиков, так и крестьян,
но сельский люд мог «для увеличения своего
надела купить тот или иной участок при
благоприятном содействии банка».

Однако выдаваемые крестьянам ссуды 
не были равноценны размерам покупаемых
земельных участков, поэтому крестьяне 
проводили доплаты за земли из
своих средств.

Устанавливались максимальные размеры 
ссуд: 125 руб. на душу мужского пола в 
деревнях с общинным пользованием землей;
500 руб. на каждого отдельного домохозяина 
при подворном владении. Ссуды 
выдавались с разрешения Совета банка 
наличными деньгами. Банк эти деньги
получал при выпуске процентных
государственных свидетельств; объем 
их ежегодно составлял около 5 миллионов
рублей.

В то же время 10 из 11 частных земельных 
банков, созданных в 1860-1870-х гг. , успешно
работали параллельно с Крестьянским
поземельным банком  и  выдали крестьянам
основную часть  денежных  ссуд  до  начала
1890-х гг.

В деятельности Крестьянского банка 
проявилась еще такая особенность:
к 1895 г. вместо ссуд сельским обществам,
в которых имелись хозяйства различной
экономической мощи, стали выдаваться
кредиты товариществам, состоявшим из
зажиточных крестьян, которые были в состоянии
купить часть земли у дворян. Таким образом,
Крестьянский поземельный банк не столько
помогал крестьянам купить землю, сколько
содействовал дворянам продать ее как
можно выгоднее. Подобные характеристики
подтверждают противоречивость социально-экономических
процессов в пореформенной России вплоть
до начала 1890-х гг.

Но объективно деятельность Министерства
финансов в те годы и лично Н. Бунге содействовала развитию рынка земли
и рынка капиталов.

Дворянский поземельный банк главной
целью в своей деятельности ставил поддержание
хозяйств помещиков. По Положению, утвержденному
3 июня 1885 г. , ссуды выдавались на 36 и 4. 8
лет только потомственным дворянам под
залог их земельной собственности, т. банк был типично ипотечным. Ссуды здесь
были дешевле, чем в Крестьянском банке,
на 1,75—2,25%. Значительная часть ссуд пошла
сразу на покрытие долга, который числился
на имениях по залогам в акционерных земельных
банках, где взимались более высокие проценты
по займам. К тому же многие дворяне так
и не научились хозяйствовать, их разоряли
маклеры и посредники.

Иван Алексеевич Вышнеградский (1831—1895
гг. ) сменил Н. Бунге на посту министра
финансов в 1886 г. , проработав до этого год
управляющим Министерства финансов. Ученый
и государственный деятель, профессор
практической механики, он основал научную
школу по конструированию машин и теории
автоматического регулирования производственными
процессами. Деятельность его в этом направлении
способствовала завершению промышленной
революции и осуществлению индустриализации
в России в конце XIX в.

Как ведущий специалист страны в области
конструирования машин, министр финансов
более других высокопоставленных чиновников
того времени разбирался в особенностях
индустриализации в стране, понимал необходимость
развития отраслевого машиностроения. Для решения этих задач и распределялись
денежные потоки из государственной казны. Пристально следил он и за дальнейшим
развитием промышленной инфраструктуры,
в том числе транспортной сети. Заметной
была роль министерства финансов в прокладке
с 1876 по 1890 г. более 10 тыс. верст новых железнодорожных
путей.

Тяжелая промышленность страны в конце
80-х — начале 90-х гг. XIX в. обслуживала 
не только железнодорожное строительство,
но и различные отрасли промышленного 
производства. В это время усилились 
вложения в российскую экономику иностранного
капитала, который играл немаловажную
роль и в развитии кредитной системы России.

После отмены крепостного права 
за границей стали размещаться не
только государственные, но и гарантированные 
правительством облигационные займы 
учрежденных в России железнодорожных 
обществ.

Основным рынком реализации российских
ценных бумаг — государственных 
и частных (под правительственную 
гарантию) — становится в 1870-е гг. Германия. Размещением их занимался в
этой стране «Русский синдикат», состоявший
из ряда банков и банкирских домов Германии. После некоторого охлаждения отношений
с Германией во второй половине 1880-х гг. произошел отлив российских ценных бумаг
из этой страны, чем и воспользовались
французские банки, скупив ценные российские
бумаги у германских банков. Такова была
предыстория усиления роли французского
капитала в России.

Москва, 22 декабря — «Вести. Экономика» Оценки исторической роли министра финансов   полны противоречий. Он старался приумножить финансово-экономическое благополучие Российской империи и, вместе с тем, продал золотоносную Аляску всего за семь с небольшим миллионов долларов (менее 11 миллионов рублей). Развивал железные дороги и коммерческие банки, но не препятствовал их переходу в руки зарубежных собственников. Он педантично и успешно управлял министерством 16 лет, но так и не позаботился о преемнике, из-за чего после его ухода Министерство финансов надолго утратило авторитет и эффективность. О роли Рейтерна в российской истории — в совместном проекте «Вести. Экономика» и журнала «Бюджет». Карьера М. Рейтерна складывалась блестяще. Уже к 34 годам он стал действительным статским советником (генералом), однако на пике профессиональной востребованности ушел в отставку. Высочайшая грамота, дарованная Рейтерну императором Александром II при увольнении с поста министра финансов вместе с высшей наградой Российской империи — орденом Андрея Первозванного, гласила: «С искренним сожалением снизойдя на просьбу вашу об увольнении вас, по расстроенному трудами здоровью, от должности министра финансов. Мы вменяем себе в сердечный долг почтить благодарным воспоминанием доблестную деятельность вашу и особенно те важные услуги, которые вы оказали государству в течение шестнадцатилетнего управления Министерством финансов». «Отличаясь необычайным трудолюбием и обширными познаниями в финансовом деле, граф Рейтерн был человеком твердых убеждений, беспристрастным и всегда ровным в обращении», — говорил о коллеге министр финансов 1892–1903 годов С. Витте. На пути к посту министра Граф Рейтерн родился в семье генерал-лейтенанта Х. Рейтерна в городе Поречье Смоленской губернии 12 (24) сентября 1820 года. Михаил учился в Царско сельском лицее, который окончил в 1840 году с чином чиновника IX класса (титулярный советник) и серебряной медалью за отличные успехи. Сразу же по окончании учебы поступил на службу в Особенную канцелярию по кредитной части, которая была создана в декабре 1824 года и находилась в подчинении Министерства финансов. Отвечала канцелярия за регулирование правоотношений в сфере государственных займов. В этом органе власти он прослужил три года. В 1843 году двадцатитрехлетний Рейтерн переведен в Министерство юстиции чиновником особых поручений VIII класса. В этом же году он становится столоначальником. За успешную службу в Министерстве юстиции в 1848 году Рейтерн произведен в статские советники. Этот высокий гражданский чин, соответствующий воинскому званию полковник, Рейтерн получил в 28 лет. В 1854 году будущий министр финансов переходит на службу в Главный морской штаб старшим чиновником для особых поручений. И в том же году он получает в Морском министерстве свой первый гражданский генеральский чин — чин действительного статского советника. Служба в Морском министерстве была связана с многочисленными командировками. Чиновник инспектирует порты, верфи, казенные здания, ревизует строительные и госпитальные управления в портах Архангельска и Астрахани. Вскоре Рейтерна отправляют в долгосрочную заграничную командировку в Пруссию, Соединенные Штаты Северной Америки, Англию и Францию. В 1858 году, после возвращения в Россию, Рейтерн получает новое важное назначение — управляющим делами Комитета железных дорог, а уже в июле 1859 года он введен в Совет министра финансов. В том же году 39-летний Рейтерн получает чин тайного советника, а через три года (23 января (4 февраля) 1862 года) его назначают исполняющим обязанности управляющего Министерства финансов. В декабре 1862 года император Александр II высочайшим указом, данным правительствующему Сенату, утвердил Рейтерна в должности министра финансов.

Продолжение истории после рекламы

Преобразование и развитие Самой важной задачей нового министра стала выкупная операция. Правительство ссужало крестьянам на приобретение земли определенную сумму с рассрочкой уплаты на продолжительный срок. Без успешной реализации выкупной операции освободительная реформа Александра II утрачивала свой смысл. Крестьянская реформа была лишь частью преобразований в хозяйственной жизни страны. Осознание невозможности улучшения финансово-экономического положения при сохранении крепостного права подталкивало к практическим мерам по скорейшему разрешению вопросов финансирования реформы. Вместе с тем, одной из непреодоленных проблем в ходе выкупной операции стала некоторая узость взглядов, которая обусловила выбор преимущественно фискальных методов для ее реализации. В этой связи медленный ход реформы исключил возможность использовать ее результаты для индустриализации страны. Кроме того, со временем обнаружилось болезненное сначала для крестьянства, а затем и для экономики государства несоответствие сумм откупных платежей уровню доходов крестьян. Это привело к росту недоимок, что тоже сказывалось на эффективности реформы и росте экономики в целом.

Читать также:  ОТВЕТЫ НА ТЕСТ СИНЕРГИЯ ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ ПРЕДПРИЯТИЯ

Здание Государственного Банка, Москва

Для восстановления равновесия государственного бюджета Рейтерн приступил к реализации плана ревальвационного преобразования денежной системы с восстановлением курса рубля и его разменом на золото. Для стимулирования денежной реформы в стране начала создаваться сеть кредитных учреждений. Государственный банк, образованный в 1861 году, должен был возглавить эту сеть. В 1863 году открылось Санкт-Петербургское общество взаимного кредита, а годом позже организован Петербургский частный акционерный коммерческий банк, с которого и начиналось распространение коммерческих, земельных, городских общественных банков и сберегательных касс. И хотя попытки провести денежную реформу не принесли ожидаемого результата, в стране начала работать новая система оборота заемных средств, основанная не на исторически известном ростовщичестве, а на системе кредитования. Очевидно, что внедрение новых форм хозяйствования шло не всегда гладко. Так, развитие коммерческих банков, железнодорожных концессий в скором времени привело к росту злоупотреблений и не всегда честной биржевой игре. Для урегулирования ответственности банков по своим обязательствам и борьбы со злоупотреблениями в 1872 году были приняты правила об учреждении новых акционерных банков. Правда, это не спасло от разорения один из крупнейших банков того времени — Московский коммерческий ссудный банк. Его крах в 1875 году стал одной из причин нестабильности на денежном рынке и кризиса доверия к банкам. В связи с тем, что при строительстве железных дорог недостаток отечественного капитала зачастую восполнялся привлечением иностранного капитала, концессии были опасны тем, что российские железные дороги могли оказаться под контролем иностранных монополистов. Поэтому в 1874 году появились правила о железнодорожных концессиях, которые должны были противостоять образованию монополий. В этой связи показательны сухие цифры, отражающие результаты железнодорожного строительства в империи: в 1861–1870 годах казна потратила на железнодорожное строительство неслыханную сумму — 2,5 миллиарда рублей, но даже к 1890 году в собственности казны находилось менее трети всех железных дорог. Успехи и просчеты министра Большое значение в оздоровлении экономики страны Рейтерн придавал оживлению внешней торговли. В качестве первоочередной задачи в установлении стабильно положительного внешнеторгового баланса он видел либерализацию тарифной политики. В первый же год его управления было принято решение об отмене почти всех ввозных пошлин, которое было воплощено в жизнь в 1863 году. Потери казначейства от отмены за этот год составили более 1,2 миллиона рублей. Поначалу эффект от активизации внешней торговли покрывал казначейские потери от отмены ввозных пошлин. Однако со временем стало ясно, что «охранительная» (протекционистская) тарифная политика была оправдана разницей в уровне промышленного развития России и ее основных торговых партнеров — европейских стран. Так, несмотря на последовавшее за либерализацией режима внешней торговли относительно быстрое развитие отечественной промышленности, большая часть сырья и топлива импортировалась. Это приводило в конечном итоге не к развитию отечественного производства, а к росту импорта и снижению темпов роста государственных доходов от внешней торговли. На фоне некоторых неудачных решений безусловным успехом Рейтерна можно признать внедрение революционного для российской финансовой системы тех лет принципа транспарентности. Впервые в истории отечественных государственных финансов начали внедряться принципы открытости и подотчетности распорядителей бюджетных средств. С принятием правил о сметном финансировании министерств и иных органов власти упорядоченность государственных финансов приобрела новое качество. Впервые стала публиковаться для всеобщего обозрения роспись расходов, а ведомственные расходы начали сокращаться. Эта оптимизация достигалась в первую очередь за счет снижения так называемых сверхштатных расходов (во время управления министерством Рейтерном сверхштатные расходы сократились с 35 до 15 миллионов рублей, а затем и до 9).

Санкт-Петербург с высоты птичьего полета, гравюра

Государственная роспись впервые получила нормативное закрепление. В статье 1 Правил о составлении, рассмотрении, утверждении и исполнении государственной росписи и финансовых смет министерств и главных управлений, высочайше утвержденных императором Александром II 22 мая (4 июня) 1862 года, значилось: «Государственная роспись есть исчисление: а) всех предстоящих по государству расходов; б) источников к их удовлетворению. Государственная роспись составляется из частных финансовых смет министерств и главных управлений». Правила стали правовым инструментом прямого действия. Статьей 19 правил было установлено, что «министр финансов старается об установлении соразмерности доходов с расходами. Если соразмерность сия может быть, по его мнению, достигнута сокращением расходных смет, то министр финансов составляет особое соображение о тех статьях расходных смет, кои, по его мнению, могут быть сокращены или исполнение коих может быть отложено». Таким образом, устанавливалось единоначалие Министерства финансов в вопросе о выделении государственных средств на расходы всех министерств. Такое положение было внове в системе российской власти. Оно ставило министра финансов на небывалую до того высоту — принятие решений о финансировании каждого органа власти становилось теперь прямой и непростой обязанностью министра финансов. Сокращение сметных расходов министерств было только первым шагом оптимизации системы госфинансов. Следующим важнейшим по значимости этапом стало создание контрольных учреждений на местах, которые должны были стать проводниками политики «единства кассы», то есть установления единых правил осуществления государственных расходов и организации контроля за ними. Временное положение о местных контрольных учреждениях было утверждено 3 (16) января 1866 года. В соответствии со статьей 3 положения «. каждое контрольное учреждение поверяет обороты той губернии, в которой находится». Важной особенностью системы контрольных учреждений была их вертикально интегрированная организация. В соответствии со статьей 12 положения «контрольные палаты во всех своих действиях подчиняются государственному контролеру». Закат карьеры Карьера министра финансов Рейтерна, неизменно пользовавшегося доверием императора Александра II, стала склоняться к закату с приближением очередной турецкой войны. Последовательный противник войны, Рейтерн пытался убедить императора в необходимости проявить заботу о государственных финансах и не допускать непредвиденных расходов, которые с началом войны стали бы неизбежны и приобрели лавинообразный характер. Но император был непреклонен — освобождение Балкан и отдаление турецкой угрозы от границ России он считал обязательным условием для дальнейшего развития империи. С объявлением войны в апреле 1877 года Рейтерн подал императору прошение об отставке. В удовлетворении прошения ему было отказано. Оставшись на должности «из чувства долга», Рейтерн предпринял все возможные меры к организации бесперебойного финансового обеспечения армии. Расходы на подготовку и ведение войны в 1876–1878 годах составили 888 миллионов рублей. Большая часть этих расходов была покрыта благодаря решению Рейтерна взимать таможенные пошлины золотом, что было равносильно их повышению на четверть или даже на треть. Также благодаря неурожаю зерновых в Европе в 1877 году экспорт зерна принес российской казне дополнительные доходы более чем на 160 миллионов рублей. Относительно благополучное в финансовом отношении окончание турецкой войны можно было воспринимать как тактическую победу Рейтерна на экономическом фронте. Однако стратегической победы в виде кардинальной перестройки структуры государственных доходов и расходов и установления последовательного курса на укрепление экономики ему достичь не удалось. В 1878 году, немногим менее чем через полгода после заключения Сан-Стефанского мира с Портой, император Александр II принял отставку Михаила Христофоровича Рейтерна. После отставки с поста министра финансов Рейтерн продолжал длительное время участвовать в политической жизни: он оставался членом Государственного совета. Несмотря на некоторую противоречивость оценок результатов деятельности Рейтерна как министра, его современники оставили вполне единодушные характеристики. Рейтерн был исключительно скромен в быту, не выезжал не светские приемы, не давал обедов, продал роскошный министерский дом на Дворцовой набережной и поселился в казенной квартире в здании Министерства финансов. Рейтерн прожил всю жизнь холостым, но его дом всегда был гостеприимно открыт для его братьев, сестер и их детей. Правда, несмотря на гостеприимство и радушие, он оставался всегда верен однажды заведенному распорядку дня и соблюдал его неукоснительно все годы своего управления министерством. Блестящий управленец своей эпохи, один из самых успешных чиновников, один из лучших министров финансов Российской империи, Рейтерн так и не смог создать устойчивую и развитую экономику, основанную на постоянном промышленном росте, но смог добиться значимых результатов в стабилизации финансов и не допустить экономического спада. Интересная деталь: своему преемнику на посту министра С. Грейгу Рейтерн вручил «Финансовое духовное завещание», в котором предлагал не стремиться к ускорению темпов роста промышленного производства и железнодорожного строительства, но сосредоточиться на закреплении достигнутых позиций. Неудавшиеся начинания Михаила Христофоровича суждено было воплотить его преемникам. Так, задуманную, но не осуществленную Рейтерном денежную реформу с установлением золотого стандарта провел уже в условиях своего времени его идеологический последователь — будущий министр финансов Российской империи Витте.

Москва, 14 сентября — «Вести. Экономика» Николай Христианович Бунге — министр финансов Российской империи в 1882–1887 годах, экономист, профессор, общественно-политический деятель. Бунге считал, что следует упрочить кредитно-денежное обращение, добиться превышения доходов над расходами, ограничить сверхсметные кредиты и соблюдать разумную бережливость во всех отраслях управления. О судьбе министра — в материале журнала «Бюджет».

Николай Христианович Бунге, министр финансов Российской империи 1882–1886 годов

Николай Христианович Бунге родился в 1823 году в дворянской семье немецкого происхождения — его дед переехал в Россию из Пруссии. Отец был известным в Киеве педиатром и, возможно, мечтал, чтобы единственный сын занялся медициной. Но, окончив гимназию с золотой медалью, Николай поступил в Киевский университет на юридический факультет.

Киевский старт После окончания университета Бунге преподавал право в Нежинском лицее. Защитив магистерскую диссертацию, он исполнял должность адъюнкта Киевского университета по кафедре политической экономии и статистики, а после защиты докторской диссертации на тему «Теория кредита» Николай Христианович в звании профессора перевелся на кафедру полицейского права. Около 30 лет профессор Бунге преподавал в Киевском университете и трижды становился его ректором. Как преподаватель Бунге пользовался большим успехом у студентов.

Юрист А. Романович-Славатинский, еще один ученик Бунге, отзывался о нем как о человеке «редкого по своей привлекательности и симпатичности нрава. В нем живой и находчивый ум сочетался с мягким, благородным сердцем. Он привлекал людей своими мягкими, изящными манерами, своей обходительностью и приветливостью. Он страстно любил науку и верил в силу знания. Просвещенный, он жаждал, чтобы просвещение распространялось по русской земле, к которой он относился с искренним, горячим патриотизмом.

Читать также:  Хоум кредит энд финанс банк официальный сайт личный кабинет для физических

На политической арене В 1880 году Николай Христианович поступил на службу в Министерство финансов на должность товарища (заместителя) министра С. Грейга. По свидетельствам современников, у Бунге с патроном были сложные отношения, тем не менее он смог пересидеть в кресле замминистра и Грейга, и сменившего его министра А. Абазу.

После отставки игрока и авантюриста Абазы Александр III министром финансов назначил Бунге. Считается, что на выбор императора повлияла известность Николая Христиановича как ученого, а также его безупречная репутация. В то же время существует мнение, что карьерному взлету Бунге помогли его хорошие отношения с государственным контролером Д. Сольским, имевшим большой вес в финансовой системе Российской империи.

Сергей Юльевич Витте

Из товарищей в министры Известно, что Николай Христианович отказывался от предложенного императором министерского кресла, мотивируя это тем, «что не имеет надлежащего чиновного старшинства». Но Александр III настаивал на своем решении, и Бунге согласился возглавить финансовое ведомство империи. При этом на аудиенции у императора он признался, что «считает себя теоретиком, не довольно подготовленным к самостоятельному управлению Министерством финансов». Николай Христианович отчетливо понимал непрочность своего положения. Современники вспоминают, что на следующий день после назначения он сказал знакомым: «Калоши и зонтик мои в порядке — я готов уйти отсюда в каждую минуту». Известно, что он даже полностью не разбирал свои чемоданы, чтобы быть готовым в любой момент покинуть казенную квартиру.

Назначение Бунге вызвало у многих чиновников Санкт-Петербурга раздражение, поскольку он воспринимался ими как некое инородное тело, как теоретик, имевший весьма скромное происхождение и мягкий характер. Государственный секретарь А. Половцов высказался о новом министре так: «Бунге — почтенный труженик, книжный теоретик, но в нем нет ни энергии, ни уменья руководить прениями, вести людей и дела к твердо сознанной цели; он растеряется, и его съедят».

Санкт-Петербург, 1880-е годы

А вот ученый и предприниматель В. Ковалевский считал, что Бунге внес «живую струю во всю деятельность Министерства финансов». Он писал: «Бунге был первый из виденных мною министров финансов, в котором чувствовался знаток дела. Он же и первый интересовался по существу, а не по наружности только вопросом, о котором с ним говорили, относился к нему с приемами добросовестного ученого-исследователя, а не чиновника-тормоза или молодца-краснобая. Бунге был первым министром финансов, исходившим из твердого и ясного сознания, что узкий „финансизм” должен быть заменен „экономизмом” — широкой экономической политикой, направленной к развитию народного труда и производительных сил страны, и что хотя бы только удовлетворительного финансового положения государства нельзя достигнуть при бедности, бесправности и темноте массы населения».

Преобразования от Бунге Программу своих преобразований Бунге сформулировал в докладе 1883 года, где указывал на необходимость обеспечения правильного роста промышленности «достаточным для нее покровительством», укрепления кредитных учреждений, удешевления кредитов, усиления в интересах народа и государства доходности железнодорожных предприятий и установления над ними надлежащего контроля. Также Николай Христианович считал, что следует упрочить кредитно-денежное обращение, преобразовать налоговую систему, добиться превышения доходов над расходами, ограничить сверхсметные кредиты и соблюдать разумную бережливость во всех отраслях управления.

Николай Христианович проводил политику протекционизма, усиливал государственное вмешательство в экономику, выкупал частные железные дороги, организовывал строительство государственных железных дорог, выступал за сокращение вооруженных сил. Большое внимание министр уделял финансированию металлургии и машиностроения. Он выступал за упорядочение бюджета и денежного обращения. В 1884 году Бунге начал готовить денежную реформу, которую, к сожалению, ему не удалось реализовать. При Николае Христиановиче Государственный банк приступил к накоплению золота за счет внешних займов. Вместе с тем попытка сократить количество кредитных билетов, находящихся в обращении, не увенчалась успехом, рублевая спекуляция на заграничных биржах продолжалась.

Будучи министром финансов, Бунге пытался проводить социальную политику, указывая на связь между финансовым положением страны и повышением благосостояния населения, выступал за создание рабочих ассоциаций, развитие фабрично-заводского законодательства.

При Бунге были снижены выкупные платежи, подготовлены законы об отмене круговой поруки, создании Крестьянского поземельного банка, отменена подушная подать, снижен размер выкупных платежей для крестьян, повышен государственный земельный налог и др. Однако, несмотря на все предпринимаемые меры, решить главную проблему — преодолеть бюджетный дефицит — ему так и не удалось.

Честный министр Николай Христианович руководил Министерством финансов четыре года (с 1882 по 1886 год) и, в отличие от министров Абазы, Грейга, Вышнеградского не использовал свое служебное положение для зарабатывания личных капиталов, а жил исключительно на свое жалованье. Экономист Е. Картавцев в очерке, посвященном жизни профессора-министра, отмечал, что «стремительное возвышение никак не отразилось на характере и поведении Бунге. Он был по-прежнему прост, доступен и вежлив с любым человеком, независимо от его положения, будь то мелкий чиновник или член Государственного совета».

Сенатор М. Веселовский рассказывал, как однажды на станции в Гатчине кондуктор не пустил Николая Христиановича в вагон, предназначенный для министров, поскольку тот приехал на вокзал на простом извозчике. Член Государственного совета Н. Стояновский вспоминал, как Бунге отправился на лечение в Германию без своего камердинера, министр не пожелал его беспокоить. Современники Бунге утверждали, что ему была чужда погоня за популярностью и подделка под чужой тон.

Антибунговская кампания В декабре 1886 года Бунге отправили в отставку. По официальной версии Николай Христианович лишился министерского кресла из-за возраста (на момент отставки Бунге было 63 года) и слабого здоровья. Но очевидно, что главной причиной стали интриги и неумение Николая Христиановича противодействовать им. Современники Бунге отмечали, что он не хотел выполнять «правила игры» петербургской бюрократической элиты, никогда не реагировал на нападки и не наносил ответных ударов, не был способен к интригам и закулисной борьбе.

Против Николая Христиановича в обществе развернулась масштабная антибунговская кампания. Так, влиятельный и консервативно настроенный редактор газеты «Московские ведомости» М. Катков заявлял, что «свергнет Бунге», он считал, что вся «мудрость Бунге из немецких книжек». Госсекретарь Половцов в своем дневнике писал: «В воздухе чувствовалось, что от Бунге пахнет мертвецом, что катковская клика поколебала его положение». Газета-журнал «Гражданин» распространила слух о скором отъезде Бунге в Африку. В аристократических салонах министр финансов стал мишенью для острот, насмешкам подвергалась не только его неприметная внешность, но и фамилия. Николай Христианович в конфликты не вступал. «Дело свое буду делать по совести, а с другими, которые мне солят, пусть рассудит меня Бог», — писал он члену Государственного совета К. Победоносцеву.

Санкт-Петербург, конец 19 века

По поводу Бунге императору писал и князь Мещерский: «К великому, но, увы, несомненно, действительному горю России, теперь финансы ее в руках опасных людей, и опасных именно для государя и государства людей. Бунге сам вне всякого упрека. Это почтенный и честный человек! Но горе в том, что он окружен не только либералами, но прямо врагами монархического строя в России». Также Мещерский утверждал, что под началом Бунге «есть какие-то страшные лица, скрытые совсем от чинов Министерства финансов, которые работают против правительства и за анархистов». Антибунговская кампания завершилась успешно — Александр III отправил Бунге в отставку. Но, несмотря на это, император сохранил уважение к бывшему министру и особенно ценил в нем его «душевную чистоту и кристальную честность».

Николай Христианович, несмотря ни на что, продолжал служить императору и России. Когда министр внутренних дел И. Дурново попытался скрыть от императора масштабы голода 1891 года, Бунге сумел донести до Александра III правдивую информацию о масштабах трагедии. Николай Христианович подготовил для императора неофициальную секретную записку «Загробные заметки». В ней он излагал идеи о преобразовании государственного управления, противодействии социализму (он называл его злом, от которого гибнут нравственность, долг, свобода, личность), смягчении цензуры и др.

Книголюб и книгоед До конца своей жизни Николай Христианович занимался наукой и не терял связи с бывшими студентами. Один из его учеников вспоминал, как «старый профессор любил молодость, любил ее общество. Многих из нас, и не один раз, он приглашал к себе обедать, совершенно запросто, тет-а-тет, и беседовал, как с равными, вызывая на совершенно откровенное выражение своего мнения».

Бунге никогда не был женат и детей не имел. Из-за слабого здоровья он придерживался строгого распорядка дня, что помогло ему сохранить высокую работоспособность до преклонных лет. Бунге вставал в пять утра и для разминки колол дрова. Его рабочий день длился 11 часов.

Главной страстью Николая Христиановича были книги. Все свободное время он посвящал чтению. В столице профессора прозвали «министр-книжник», «книголюб» и «книгоед». Каждый раз, заходя в книжный магазин, он выходил из него со стопкой новых книг. Николай Христианович собрал большую библиотеку юридической, экономической и политической литературы, которую после смерти завещал Киевскому университету. Кроме книг он завещал университету 6 тысяч рублей. На эти деньги была учреждена премия его имени за лучшую студенческую работу по экономике, а также выдавались пособия нуждающимся отличникам.

Пачкалов, доцент кафедры «Экономическая история и история экономических учений» Финансового университета при Правительстве РФ, кандидат исторических наук, директор музея финансов Финуниверситета

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак,
можно сделать ряд выводов: Бунге
внес существенный вклад в создание благоприятных
условий для интенсивного этапа промышленной
революции в России. Таможенная охрана
защитила отечественных предпринимателей
от иностранной конкуренции и дала импульс
развитию внутреннего производства. Мероприятия
в области налогообложения и государственного
кредита обеспечили финансовую основу
для стимулирования правительством индустриального
роста. Вышнеградский И. продолжил ряд
основных направлений политики Н. Бунге. Вышнеградский усилил протекционистское
направление таможенной политики, начал
подготовку винной монополии и табачной
монополии, увеличил налоги – прямые (государственный,
поземельный, с городских недвижимых имуществ,
обложение торговли и промыслов), косвенные
(ввел акциз на спички и осветительные
масла, увеличил питейный акциз) и гербовый
сбор. Установил льготный земельный кредит
помещикам в Дворянском банке, снизив
процент, платимый по ссудам. Провел контрольно-финансовую
и тарифную реформы на железной дороге. Сосредоточил в Министерстве финансов
управление железнодорожными тарифами,
образовал Департамент железнодорожных
дел. Проводил политику выкупа малодоходных
железных дорог в казну. Поддерживал монополии
как органы борьбы с перепроизводством
и выступал против них, когда последние
резко повышали цены.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *