Немецкое экономическое чудо и министр финансов Германии. Уроки русского языка для класса

«Партнер» №8 (35) 2000г.

Удивителен жизненный путь Людвига Вильгельма Эрхарда! Экономист-теоретик, кабинетный учёный, волей судеб ставший практиком, министром финансов. И где? В потерпевшей  поражение и разрушенной Германии! В стране, которая после катастрофической для неё войны сохранила лишь остатки милитаризованной промышленности. Как мало мы знали об этом человеке!

Людвиг Вильгельм Эрхард родился 4 февраля 1897 г. в небольшом городе Фюрсте в семье коммерсанта. Его отец принадлежал к среднему слою немецкого общества. Юный Эрхард закончил Реальную школу, получив среднее коммерческое образование. Первая мировая война не обошла его стороной: он воевал, был тяжело ранен. После выписки из госпиталя Эрхард продолжил своё образование в университете, закончив его в 1925 г. по специальности „Управление и экономика“. В 1923 г он женился на Луизе Шустер.

Профессиональная карьера Эрхарда началась с управления семейным предприятием — деятельность сугубо практическая. А через несколько лет он круто меняет свою жизнь: начинает заниматься теоретическими вопросами экономики. С 1928 по 1942 г. Людвиг Эрхард — ассистент, а затем руководитель Института экономического анализа при Нюренбергском коммерческом институте.

Впервые Эрхард привлёк к себе внимание как учёный в 1932 г. , когда в разгар мирового экономического кризиса выступил за расширение производства товаров широкого потребления, идя вразрез с представлениями, господствующими в то время в экономической науке. Он выступает убеждённым сторонником свободного ценообразования и конкурентно ориентированной экономики.

Во время второй мировой войны Эрхард организует частный научно-исследовательский институт по изучению экономики индустриального общества. По поручению государственных органов Эрхард занимается планированием послевоенного производства в стране. В 1943-1944 г. он подготовил меморандум „Военное финансирование и консолидированная задолженность“. Этот труд привлёк к себе внимание антигитлеровской „Группы сопротивления 20 июня 1944 г. “ В этой работе вновь обосновывается необходимость активизации спроса путём поощрения производства товаров широкого потребления.

C окончанием войны наступает новый этап в жизни учёного. Эрхард, который никогда не стремился к политической карьере и всегда оставался вне партий, получает признание как талантливый экономист и выдвигается на ведущие политико-экономические должности. Зарекомендовав себя перед американской военной администрацией как эксперт высокого уровня, он становится министром экономики Баварии. Одновременно его назначают руководителем Особого отдела „Финансы и кредит“ двухзонального экономического совета, который оказывает помощь Военной администрации в подготовке валютной реформы. В марте 1948 г. Эрхарда назначают руководителем Хозяйственной администрации двухзональной территории.

Теперь он имеет необходимые возможности для внедрения в стране рыночной экономики. Примечательно, что мероприятия, направленные на решения этой задачи, претворяются в жизнь, не будучи согласованными с военной администрацией. На основе подготовленного Эрхардом закона от 21. 48 была практически отменена регламентация в области экономики и финансов, существовавшая, в частности, в сфере ценообразования. То, что Эрхард связал введение немецкой марки с экономической реформой, явилось его исторической заслугой и принесло ему признание и славу. Именно благодаря этому нетривиальному шагу Людвиг Эрхард вошёл в историю как „отец немецкого экономического чуда“.

В сентябре 1949 г. Эрхард становится Министром экономики в правительстве Аденауэра. Во время предвыборной кампании CDU включила предложенную Эрхардом программу социально-рыночной экономики в программный документ своей партии — „Дюссельдорфские тезисы“. Предложенный Эрхардом курс вызвал ожесточённые споры. В связи с дефицитом товаров реформа 1948 г. привела к ряду негативных последствий, в частности, к повышению цен, снижению покупательной способности населения и избыточному производству продуктов потребления. Дело дошло до всеобщей забастовки. Однако министр Эрхард сумел своевременно отреагировать на возникшие трудности и в течение 1950-1951 г. внёс необходимые временные коррективы в проводимый им курс. И только с наметившимся переходом к стабильному, обусловленному внутренними императивами экономическому росту, иными словами, с приходом экономического чуда, курс Эрхарда получил общее признание.

Сегодня вопрос о том, был ли бурный рост западно-германской экономики 50-х — начала 60-х годов обусловлен экономической политикой Эрхарда, трактуется противоречиво. Несомненно одно — этот курс позволил послевоенной Германии в исторически короткие сроки возродить свою экономику, поднять жизненный уровень населения и устранить барьеры на пути интеграции ФРГ в систему мировой экономики.

Взятый Эрхардом курс на создание экономического порядка основывался на сформулированной им ещё в 1946 г. концепции социально-рыночной экономики. Её отличительной чертой является сочетание двух принципов: конкурентных отношений в экономике, с одной стороны, и социальных гарантий — с другой. Это означает, что конкурентная борьба должна находиться под контролем государства, однако сам этот контроль должен определять лишь рамочные условия экономического порядка.

Особенно большое значение придавал Эрхард либерализации внешней торговли. Он проводил этот принцип с такой настойчивостью и последовательностью, что за ним утвердилась репутация догматика даже в собственной партии. В немалой степени влияние Эрхарда определялось и тем, что он умел донести свои концепции до самых широких слоёв населения. Примером может служить написанная им в 1957 г. книга „Благосостояние для всех“.

Пост министра экономики Эрхард занимал в течение 14 лет и наряду с К. Аденауэром олицетворял возрождение Германии. За эти годы он создал структуру экономического законодательства, разработав Закон о картелях, Закон о банках, Закон о международных экономических связях. Развитие системы социальных гарантий, которую проводил Эрхард, базировалось на Законе об уравнивании экономического бремени, однако он всегда оставался противником далеко идущих социальных реформ.

Это время было звёздным часом Людвига Эрхарда, и хотя впереди у него был пост канцлера и множество других государственных и почётных должностей, его дальнейшая деятельность уже не имела такого успеха в обществе.

Ушел Эрхард из жизни 5 мая 1977 г. Казалось, что со временем его слава потускнела. Но вот рухнул Советский Союз, беспомощно забарахтались экономики большинства постсоветских государств, и образ Людвига Вильгельма Эрхарда — человека, поднявшего Германию из руин, обрёл новые краски.

Д-р О. Терещенко (Дортмунд)

«Партнер» №8 (71) 2003г.

Несколько лет назад мы уже писали о Людвиге Эрхарде. Сегодня, когда экономика Германии переживает не лучшие времена, стоит еще раз внимательно вглядеться в фигуру основателя социальной рыночной экономики, отца немецкой марки и второго канцлера послевоенной Федеративной Республики Германия. Людвиг Эрхард оказал решающее влияние на восстановление разрушенного войной государства. Все последующие десятилетия экономика Германии была ориентирована на его концепции, а  успехи тесно связаны с его  именем. Рассказывает о Людвиге Эрхарде Роман Данцис.

Людвиг Эрхард родился 4 февраля 1897 года в г. Фюрте, Бавария, в семье торговца. Выучившись в реальном училище, он, не закончив торгового образования, ушел на Первую мировую войну, служил артиллеристом, был тяжело ранен. По возвращении домой Эрхард учится в нюрнбергской Высшей торговой школе и заканчивает ее в 1923 г. , затем пишет диссертацию во франкфуртском университете. С 1928-го по 1942-ый г. Людвиг Эрхард работает вначале младшим научным сотрудником, а потом и руководителем Института экономических исследований при нюрнбергской Высшей торговой школе. Деятельность, связанная с изучением спроса, приносит Эрхарду репутацию крупного специалиста, которая затем подтверждается работой «Экономико-политические заметки о немецком производстве готовых товаров», опубликованной в 1940 г.

Конфликт с руководством вынуждает Эрхарда покинуть Институт в 1942 г. Уже в 1943 г. он назначается директором нового промышленного института, в задачи которого входит подготовка плана восстановления немецкой экономики после окончания войны. К марту 1944 г. Эрхард создает программу–меморандум, как он называл этот документ, развития послевоенной Германии.

В октябре 1945 г. Людвиг Эрхард был назначен министром экономики Баварии. Через год в Штутгарте американский министр иностранных дел Бернс провозгласил, что Соединенные Штаты не собираются бесконечно дискриминировать Германию. Руководство американской военной администрации в лице генерала Клея распорядилось о прекращении репарационных поставок Советскому Союзу. Генерал Дрейпер, руководитель экономического отдела этой администрации, заявил, что для строительства немецкой демократии необходимо вновь передать немцам ответственность за их экономическую судьбу. Правительства США и Великобритании приняли решение о создании совместных бизональных хозяйственных управлений.

5 июня 1947 г. госсекретарь США Джордж Маршалл выдвинул широкий план помощи разрушенной Европе, в том числе трем западным оккупационным зонам Германии. Программа была рассчитана на 5 лет (с 1948 по 1953 г. 1948 г. начался с попыток положить конец послевоенному хаосу и, в противовес советизации восточной зоны, укрепления демократии в западной. Началась подготовка к созданию федерального правительства для унификации трех западных зон. План Маршалла открыл новую эпоху в отношениях между народами по обе стороны Атлантического океана.

Послевоенное восстановление экономики шло медленно. Промышленное производство в начале 1948 г. достигло всего 40 % от уровня 1936 г. и к тому же развивалось однобоко за счет некоторых отраслей тяжелой индустрии. Товары, приток которых был и без того скуден, оседали в основном на складах и лишь незначительная их часть попадала на рынок. Американские и английские оккупационные власти заморозили цены, ввели карточки и печатали деньги. В отношениях между предприятиями царил бартер. Неимоверно разбухшая денежная масса — следствие главным образом безудержного финансирования военных проектов — не давала возможности проводить разумную валютно-финансовую политику. Хотя путем тотального рационирования, замораживания цен и заработной платы кое-как удавалось сохранять внешний порядок в экономике, все попытки обуздать инфляцию были обречены на провал, и экономика впала в примитивное состояние меновой торговли. В этой, казавшейся безвыходной обстановке Людвиг Эрхард 2 марта 1948 г. был избран директором Управления по экономике Объединенной экономической зоны. После вступления в должность он изложил свою экономическую программу — стройную концепцию хозяйственной политики, основанной на свободе и ответственности. А уже в июне Эрхард по праву стал «отцом» новой немецкой рыночной системы.

18 июня 1948 г. была объявлена денежная реформа, 20 июня она была осуществлена, а уже 21 июня недостатка товаров практически не ощущалось. Проблема снабжения товарами по свободным ценам была решена. Была введена новая денежная единица – немецкая марка. Обмен старых рейхсмарок осуществлялся в соотношении один к одному, но менялось всего 60 марок: сорок сразу, 20 – через два месяца. Половина сбережений обменивалась 1 к 10, остальное — не сразу и в соотношении 1 к 20. Предприятия получили 60 новых марок на каждого занятого, все государственные обязательства были аннулированы, а две трети банковских активов были обесценены. Одновременно Людвиг Эрхард выступил с идеей либерализации цен и устранения разнообразных бюрократических ограничений. Вступил в силу Закон о картелях, который запрещал картельные соглашения и обеспечивал конкуренцию — антимонопольный закон в сегодняшней терминологии. Уже в первой половине 1950 г. объем немецкого производства рос ежемесячно на 3-5 процентов, установив абсолютный рекорд — 110 процентов по сравнению с показателем 1936 г. Во внешней торговле за полгода удалось добиться даже удвоения экспорта.

Социальная рыночная экономика — лозунг, который выдвинул Эрхард. В его понимании это означало помощь государства в создании условий для свободы каждого, в обеспечении, как говорил весьма уважаемый Эрхардом немецкий экономист Вальтер Ролькен, порядка конкуренции. Когда Эрхард сажал семена своей политики, он знал, что они произрастут на ниве немецкого бюргерства, на ниве того мелкого и среднего капитала, который всегда имелся в стране. И это не только деньги, но и люди, имевшие соответствующий образ мышления, которые могли воспринять новые идеи и быстро ими воспользоваться.

Начало корейской войны, угрожающей перерасти во всемирный конфликт, поставило под вопрос развитие экономики Федеративной Республики по восходящей. Во всем мире, как следствие тяжелых боев в Корее, стала ощущаться нехватка товаров, отмечался рост цен, с чем многие страны пытались справиться при помощи директивно-административных решений. Валютное положение Западной Германии заметно ухудшилось, внезапно начали расти цены. Предприятия, которые рассчитывали на их снижение, довольствуясь небольшими сырьевыми запасами, были застигнуты врасплох. Иррациональным стремлением хватать всё подряд были охвачены и потребители. Существовавший два года свободный экономический порядок подвергся серьезной проверке на прочность. Не только прагматики захотели возврата к рационированию и контролю над ценами, появились сомнения и в лагере сторонников Эрхарда. Ему пришлось бросить на чашу весов весь свой авторитет. Эрхард выступил против планов борьбы с безработицей и широкого предоставления кредитов. Он указал на упрочение международных позиций немецкой марки, чего не удалось бы добиться средствами плановой экономики. Эрхард с гордостью напоминает о том, что валютная реформа без экономической была бы обречена на провал. В сентября 1950 г. угроза рыночному хозяйству появилась и в «собственном лагере». Требование профсоюзов повысить заработную плату на 15 % наряду с ростом цен на сырье стало еще одним фактором, затрагивающим конкурентоспособность немецкой марки. Был очевиден единственный путь преодоления трудностей снабжения: ликвидация дефицита. Одной из таких мер стала подготовка законов в сфере социальной политики, например, об участии рабочих в управлении корпорациями.

Читать также:  Презентация на тему Особенности финансов предприятий различных организационно-правовых форм

В начале 1951 г. правительство США, возглавляемое президентом Трумэном, приняло решение о замораживании заработной платы и цен. Эрхард опасался, что линия Америки будет использована противниками его системы как аргумент в пользу перемены курса в ФРГ. Но уже в июне 1951 г. стали заметны симптомы улучшения экономического положения. Спрос на внутренних рынках утратил ажиотажный характер и приблизился к норме, как и динамика цен на мировых рынках.

Перемены происходили быстро. До начала 1951 г. люди старались самым срочным образом вложить свои доходы в какие-нибудь материальные ценности, а спустя 6-7 месяцев они стали делать сбережения с целью вложения своих денег на инвестиционном рынке. Ажиотажный спрос начала года прошел, обстановка стабилизировалась. Теперь потребитель мог быть уверен, что в Германии будут созданы условия для удовлетворения текущего спроса. В мае-июне 1951 г. немецкая экономика добилась прироста внешнеторгового баланса. Сделано это было не только за счет резкого сокращения ввоза, но и благодаря значительному наращиванию экспорта. К этому моменту импорт на средства, получаемые по плану Маршалла, составлял уже малозначимую часть в собственном импорте Германии. Эрхард с гордостью указывал, что развитие событий на рынках, свободных от контроля над ценами и жесткого нормирования, более благоприятно, чем в секторах, еще подлежащих государственному регулированию: «Так и хочется сказать: «Слава Богу, все обошлось благополучно».

В 1952 году, с момента вступления в Европейский совет и по мере усиления тенденции к равноправию Федеративная Республика стала активно включаться в международное сотрудничество. Гармонично возросли производство, занятость и доходы. Цены, несмотря на легкие колебания, оставались стабильными. 1953-й вошел в историю как «год потребителей». Наблюдался значительный рост инвестиций. В том же году прошла Ганноверская техническая ярмарка.

28 июля 1952 г. Федеративная Республика была принята в Международный валютный фонд и Международный банк реконструкции и развития (Всемирный банк). Людвиг Эрхард стал немецким директором Всемирного банка, а 5 сентября 1952 г. он впервые представлял Федеративную Республику на седьмой годичной ассамблее этого международного финансового учреждения. Одновременно президент тогдашнего банка немецких земель (ныне федеральный банк) стал управляющим МВФ.

План Маршалла завершился в 1952 г. За время его проведения с 1948 г. субсидии и кредиты со стороны США составили всего лишь 10 % (!) общего объема вложений в восстанавливаемую экономику Германии. С 28 декабря 1958 г. немецкая марка стала свободно конвертируемой. В этот день была провозглашена свободная конвертируемость многих европейских валют, прерванная в 1931 году, и вступило в силу Европейское валютное соглашение.

Вернемся, однако, к личности Людвига Эрхарда, будущего федерального канцлера. Под впечатлением от встреч с Конрадом Аденауэром он в 1949 г. вступает в Христианско-Демократический Союз и после прошедших вскоре выборов становится депутатом от ХДС в бундестаге. Хотя и в третьем правительстве Аденауэра в 1957 году Эрхард был вице-премьером, его отношения с первым федеральным канцлером Германии – в первую очередь из-за претензий Эрхарда на основной пост – нельзя назвать безоблачными. После борьбы на выборах 1961 г. Эрхард занимает выжидательную позицию и 16 октября 1963 г. в связи с отставкой Аденауэра избирается канцлером ФРГ.

Государственной политике Эрхарда сопутствовал меньший успех, чем экономической. Несмотря на критику его неуверенного стиля правления, на выборах в 1965 г. Эрхард получает неожиданно большое преимущество. В марте 1966-го вслед за Аденауэром он становится председателем Христианско-Демократического Союза. Второй срок пребывания Эрхарда у власти, как впрочем, и первый, сопровождается значительными расхождениями между курсом его правительства и курсом правительства Франции и США. Не в последнюю очередь внешнеполитические вопросы вызывают внутрипартийные разногласия, что приводит к распаду правительственной коалиции с либеральными демократами. Уходу Эрхарда с поста федерального канцлера предшествуют бурные дебаты в Бонне. В конце ноября 1966 г. ХДС/ХСС и СДПГ договариваются о создании новой большой коалиции. СДПГ, таким образом, впервые после войны входит в правительство не на земельном, а на общегосударственном уровне. 1 декабря бундестаг избирает федеральным канцлером Курта Георга Кизингера.

В мае 1967 г. к Кизингеру переходит и пост председателя партии. Но и в последующие, уже не связанные с правительственной и партийной работой годы, Людвигу Эрхарду удается сохранить влияние на политическую жизнь не только Федеративной Республики, но и всей Европы. Главный идеолог социальной рыночной экономики, Эрхард нередко выступает с докладами по экономическим и политическим вопросам, является почетным гражданином пяти городов – Токио, Лимы, Хьюстона, Бонна и Ульма, почетным доктором ряда немецких и зарубежных университетов.

Свою первую работу Людвиг Эрхард написал в 34 года, когда был младшим научным сотрудником Нюрнбергского института экономического анализа, а последнюю — на пороге своего 80-летия, как старейший депутат немецкого бундестага. Эти даты — вехи пути, который он прошел от экономиста-теоретика до государственного деятеля.

Отец немецкой марки Людвиг Эрхард умер 5 мая 1977 г. в Бонне. А через двадцать с небольшим лет не стало и самой немецкой марки. Эрхарду-ученому довелось осуществить в качестве государственного деятеля свои представления об экономическом и общественном строе, основанном на конкуренции и социальном равновесии. Его деятельность и его репутация способствовали тому, что правительства, в которые он входил, поддерживались большинством населения, что дало Федеративной Республике возможность проводить политику внутренней и внешней безопасности и процветания, стать уважаемым и влиятельным членом мирового сообщества.

«Партнер» №10 (85) 2004г.

После катастрофического поражения в Крымской войне громоздкий, неуклюжий корабль Российской империи, скованный льдами экономической и политической отсталости, слишком медленно дрейфовал на Запад. Российские императоры, сменяя один другого, не решались на резкую смену курса огромного корабля. Судну нужен был дальновидный лоцман, который встал бы за штурвал и решительно вывел бы Россию на широкий простор рыночной экономики.

Таким лоцманом на рубеже XIX и XX веков оказался Сергей Юльевич Витте. Его предки, небогатые немецкие дворяне, в поисках удачи мигрировали сперва в Голландию, затем в шведскую Прибалтику, а после петровских завоеваний стали российскими подданными. Юлиус Витте из лютеранства перешел в православие, женился на княжне из рода Долгоруких и поселился вблизи Тифлиса, где служил в канцелярии наместника Кавказа. Там 25 июня 1849 г. у супругов родился сын Сергей, который воспитывался в духе славянофильских идей особого исторического пути России. По иронии судьбы именно ему суждено было впоследствии осуществить коренной поворот в развитии отечества на базе идей западников.

Получив прекрасное домашнее образование, Сергей Витте поступил в Одессе на физико-математический факультет Новороссийского университета и закончил его в 1870 г. со степенью кандидата наук. Службу ему пришлось начать в  Одесском отделении железной дороги, где вскоре он возглавил организацию движения поездов. В напряженных условиях войны с Турцией он проявил себя прекрасным администратором.

В 1879 г. Витте переводят в Киев начальником отдела эксплуатации правления Юго-западных железных дорог. Здесь он активно участвует в специальной комиссии по изучению состояния железных дорог России, подготовив проект их «Общего устава». В 1883 г. он издает капитальный труд «Принципы железнодорожных тарифов по перевозке грузов», став крупнейшим специалистом по данной проблеме. На основе этих теоретических работ была внедрена в практику новая тарифная система, обеспечившая более выгодную транспортировку грузов  с учетом спроса и предложения. С 1886 г. Витте работает уже управляющим всей Юго-западной дороги, а в 1889 г. назначается директором департамента железных дорог и председателем тарифной комиссии при Министерстве финансов России с производством его в чин действительного статского советника.

Власти обратили внимание на одаренного чиновника, предлагавшего радикальные меры по улучшению состояния железных дорог страны, особенно после крушения царского поезда в районе станции Борки под Харьковом. В феврале 1892 г. по указу Александра III он возглавил Министерство путей сообщения и 30 августа 1893 г. в чине тайного советника вступил в должность министра финансов, которую занимает 11 лет подряд, став почетным членом Императорской академии наук. Столь блестящей карьере С. Витте был обязан отнюдь не знатному происхождениию, а исключительно своему таланту руководителя, энергии и эрудиции. Царский двор и высшее чиновничество в основном холодно встретили выдвижение «провинциального выскочки».

Министерство финансов играло ключевую роль в системе управления страной, в нем сходилось множество нитей экономической и политической жизни России, ему подчинялись Госбанк, корпус пограничной стражи, фабрично-заводская инспекция. Вместе с тем, бывший министр А. Вышнеградский оставил после себя тяжелое наследство: несбалансированный бюджет, большие государственные долги, архаичное сельское хозяйство, отсталую индустрию. Витте вплотную занялся решением двух взаимообусловленных задач: найти нужные средства для покрытия постоянно растущих расходов государства и стимулировать ускоренное развитие экономики страны. Он исходил из того, что укрепить национальную независимость и могущество России можно лишь на основе модернизации ее народного хозяйства и, в первую очередь, резкого подъема промышленности. При этом Витте считал необходимым оптимально использовать опыт передовых капиталистических стран (США и Германии) с учетом русской специфики. Развивая идеи ученых-экономистов Ф. Листа, Н. Бунге и др. , он разработал и последовательно осуществлял стратегию перехода от аграрной экономики к индустриальной, опираясь на защиту национальных предприятий от иностранной конкуренции и активное государственное регулирование хозяйственной жизни.

В первую очередь ему пришлось заняться ослаблением «торговой войны» между Россией и Германией, длившейся многие годы. Интересы обеих стран были тесно взаимосвязаны: Россия экспортировала в Германию значительную часть продовольствия и сырья, импортируя оттуда продукцию машиностроения. В интересах своих крестьян немецкое государство периодически повышало пошлины на ввоз сельскохозяйственной продукции из России, которая, в свою очередь, увеличивала таможенные тарифы на машины и оборудование из Германии, чтобы защищать от конкуренции собственных промышленников. После долгих и трудных переговоров были достигнуты разумные компромиссы, обеспечившие оптимальный баланс экспорта-импорта, хотя и не удовлетворившие часть русских аграриев (особенно дворян) и фабрикантов, ориентированных на внутренний рынок. К взаимной выгоде  двух государств были снижены пошлины на зерно, лес, станки и детали к ним, полуфабрикаты. В главном же Витте твердо проводил политику протекционизма, охраняя слабую отечественную индустрию от непосильной конкуренции с Западом и, в то же время, снабжая ее необходимой импортной продукцией. Он навел порядок на российских таможнях, подчинив их пограничным войскам.

С целью упорядочения бюджета новый министр финансов позаботился об увеличении  доходов казны за счет прямых и особенно косвенных налогов (акцизов), таможенных пошлин на нефтепродукты, табачные изделия, хлопок, чай, сахар и др. , а также за счет роста численнности государственных предприятий и повышения их рентабельности. По его инициативе в России вместо прежних водочных акцизов в 1894 г. была  введена государственная монополия на торговлю спиртными напитками по повышенным ценам, принесшая казне четверть всех ее доходов. Но к снижению пьянства среди населения, вопреки обещаниям, она так и не привела (как, впрочем, и все последующие попытки подобного рода).

В результате усилий С. Витте госбюджет России за 10 лет вырос на 114 % и достиг более двух миллиардов золотых рублей. Если в предшествующее десятилетие среднегодовой прирост бюджета составлял всего 2,7 %, то теперь он стал увеличиваться невиданными ранее темпами — до 10,5 % в год! В 1892 г. бюджет имел значительный дефицит, а при Витте дефицит был преодолен, несмотря на резкое увеличение государственных расходов. При этом рост прямых налогов стал небольшим, а в некоторых случаях они уменьшались или отменялись вовсе. Часть накопленных средств, золотого запаса, иностранной валюты и ценных бумаг, с согласия царя, но без ведома Государственного совета (нередко оппозиционно настроенного к новшествам министра), откладывалась на «черный день» и впоследствии использовалась лишь в чрезвычайных ситуациях: при экономических спадах и неурожаях, внутренних волнениях и международных осложнениях.

С целью стабилизации денежной системы Сергей Витте осуществил ряд радикальных мер. Преодолевая сопротивление противников из правящих кругов, он предельно ограничил эмиссионную деятельность Госбанка, произвел конверсию внешних займов, заменив прежние кредиты новыми с удлинением сроков их погашения и понижением  размеров заемного процента, и, наконец, в 1897 году перевел рубль на золотой образец, одновременно поведя решительную борьбу с биржевыми спекуляциями. До этого на европейской рублевой бирже курс русской валюты снизился  на 25 % и продолжал падать, что было выгодно лишь помещикам-экспортерам дешевой сельхозпродукции. Введение вместо бумажных денег металлических на основе золотого стандарта впервые сделало российскую валюту свободно конвертируемой и одной из самых устойчивых в мире вплоть до 1917 г. А это, в свою очередь, создало благоприятные условия для роста иностранных капиталовложений в экономику России с целью ее подъема и модернизации. Витте всемерно поощрял долгосрочные займы у зарубежных государственных и частных банков (преимущественно французских), инвестиции иностранного капитала (особенно немецкого и бельгийского) в российскую промышленность, поскольку внутренних средств для ее ускоренного развития явно не хватало. К началу ХХ в. внешние займы и прямые зарубежные инвестиции в российскую экономику превысили 3 млрд. руб. , а число иностранных концессий в России достигла почти 1300. По этому поводу Витте приходилось выслушивать обвинения «квасных патриотов» (по его собственному выражению) в распродаже национального богатства страны и превращении ее в сырьевой придаток Запада, но он твердо придерживался принятой им линии. Вместе с тем, в этот период усиливается деятельность отечественных банков: Государственного, Дворянского, Крестьянского и множества частных акционерных банков.

Читать также:  Украина наняла фирму из США для консультаций по санкциям против России

В качестве организатора ускоренного экономического подъема России С. Витте неуклонно проводит курс на индустриализацию и, в первую очередь, на расширение сети железных дорог, способствуюших сближению различных регионов громадной страны, прежде всего европейского центра с азиатской периферией, на интенсификацию товарооборота сырья, полуфабрикатов и готовой продукции, а в конечном счете, формирование единого внутреннего рынка. В середине 90-х годов широко развернулось и в 1903 г. завершилось строительство гигантской Транссибирской магистрали длиной более чем в 10 тыс. , а с 1896 г. началась реализация проекта сооружения и эксплуатации Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), имевших к тому же важное военно-стратегическое значение. Кроме того, нерентабельные частные линии были выкуплены государством и большей частью обновлены, и доходы от их эксплуатации выросли вчетверо. Строились шоссейные дороги, каналы, морские торговые суда, модернизировались старые и создавались новые порты (в частности, Порт-Артур и Дальний).

Почти все эти работы велись за счет бюджетных средств силами отечественной индустрии без прямого участия иностранных концессий, что дало мощный стимул развитию горнодобывающей, металлургической, топливной промышленности и машиностроения. В результате длина железнодорожных путей  к началу ХХ в. достигла 54. 217 верст (рост на 86 %). Добыча железной руды и угля увеличилась в 2,5 раза, нефти – в 2 раза,  производство чугуна и стали – в 2 раза, а в целом тяжелая индустрия возросла к концу 90-х гг. более чем на 20%.

Хотя Витте упрекали в недостаточном внимании к аграрному сектору, он всячески пытался преодолеть отсталость сельского хозяйства, но это ему не удалось. В докладных записках царю он подчеркивал, что причины кризиса лежат не столько в налогообложении и неграмотности крестьян, сколько в «примитивизме их имущественных и общественных отношений», в архаичности крестьянского труда и быта, консерватизме психологии как поместного дворянства, так и крестьянства, в бюрократизме и злоупотреблениях земств и других местных органов. По его инициативе был вдвое уменьшен поземельный налог, понижены выкупные платежи, улучшены условия погашения недоимок, аренды, покупки и передачи в наследство земли, отменены различные подати и круговая порука при раскладке сельских сборов. Витте понимал необходимость ликвидации сельской общины как главного тормоза на пути интенсивного развития сельского хозяйства. В 1902 г. им было созвано Особое совещание, на котором большинство представителей ратовало за переход крестьянства от общинного землевладения к подворному. Под давлением реакционеров И. Горемыкина, Д. Трепова и др. Николай II не решился на проведение аграрной рефоры, и в марте 1905 г. это совещание, идеи которого реализовал впоследствии А. Столыпин, было закрыто.

Придворные интриги привели в августе 1903 г. к уходу С. Витте с поста министра финансов, но вскоре он был назначен председателем Кабинета министров, а с октября 1905 г – Совета Министров. Круг его обязанностей неизмеримо расширился, но он много внимания уделяет развитию науки и подготовке квалифицированных кадров для народного хозяйства. Он также добился открытия трех политехнических институтов (в Киеве, Варшаве и Петербурге), 147 коммерческих училищ, многих ремесленных, художественно-промышленных, профессиональных женских и других учебных заведений. Для организации регулярного торгового судоходства по Северному морскому пути он предложил построить ледокол «Ермак». С целью упорядочения дел в Палате мер и весов пригласил заведовать ею Д. Менделеева, учредил первое в России Государственное агентство печати.

На высшей ступени служебной лестницы главной заботой С. Витте становится внешняя политика. Преодолевая антигерманские и антияпонские настроения царя и провокационные происки «безобразовской клики» — придворной группировки в составе статс-секретаря А. Безобразова, великого князя Александра Михайловича, министра внутренних дел В. Плеве и других лиц, заинтересованных в выгодных концессиях в Маньчжурии и Корее, Сергей Юльевич настойчиво стремится сохранить мир на востоке и западе страны. В то же время он прилагает усилия к оформлению «тройственного согласия» с Францией и Англией. И не его вина, что Россия проиграла войну с Японией. Катастрофа могло быть еще страшнее, если бы не срочные меры, принятые Витте при строительстве железных дорог и перевооружении армии и флота. Когда встал вопрос о посылке делегации для переговоров с Японией, царь, не колеблясь, поставил во главе ее Витте, который сумел в сентябре 1905 г. заключить мир в Портсмуте (США) на более выгодных условиях, чем можно было ожидать. Правда, пришлось уступить японцам Южный Сахалин и п-ов Ляодун, зато без выплаты огромной контрибуции, которую те требовали. В награду за бесспорный дипломатический успех Николай II вынужден был присвоить своему премьеру титул графа, а шовинистическая пресса в России поспешила приклеить ему прозвище: «граф Полусахалинский».

Витте был убежденным монархистом и весьма скептически относился к либералам, народникам, марксистам. Вместе с тем, он  признавал необходимость введения в России конституции с ограничением прав Госсовета и думы. Он критически оценивал личные качества последних русских императоров и нередко оспаривал их ошибочные решения. Накануне и в начале первой русской революции Витте осуждал жестокие репрессии, выступая за более гибкую политику, а во время всероссийской стачки 1905 г. добился от царя подписания «Манифеста 17 октября», составленного под его редакцией и впервые провозгласившего в России гражданские свободы и права. В то же время в период вооруженных выступлений рабочих в Москве и других городах он отправил карательные экспедиции для их подавления. Предоставление по его просьбе в 1906г. французскими банками займов русскому правительству на сумму 2,25 млрд. франков и возвращение войск с Дальнего Востока помогло стабилизировать обстановку в стране. Однако для правящих кругов Сергей Витте оказался слишком «левым», а для либералов – чрезмерно «правым». 14 апреля 1906 г. он подал в отставку, а спустя неделю императорским рескриптом за особые заслуги в «искоренении крамолы» был удостоен ордена Святого Александра Невского с бриллиантами и получил крупное денежное вознаграждение. Уйдя от активного участия в политике, Витте остался членом Государственного совета и председателем его комитета финансов, занимался публикацией научных трудов и мемуаров. Умер он 28 февраля 1915 г в Петрограде.

Как и ко всякой незаурядной личности, отношение современников и потомков к С. Витте было неоднозначным, а порой и диаметрально противоположным. Однако и противники, и почитатели Сергея Юльевича считали его выдающимся государственным деятелем и незаурядным человеком. Его независимый характер и железная воля оставили яркий след в истории России.

Людвиг Эрхард.

Немецкий экономист, автор «западногерманского чуда» после Второй мировой войны, принимал непосредственное участие в возрождении Германии после разгрома Советским Союзом, канцлер Федеративной Республики Германия на протяжении двух сроков, сторонник либерального пути развития экономики.

Людвиг Эрхард родился 4 февраля 1897 г. в небольшом городке Фюрт (Бавария) в семье Филиппа Вильгельма Эрхарда, мелкого торговца текстилем, и Августы Фридерики Анны (девичья фамилия Хассольд). Отец был католиком, мать протестанткой, Людвиг вырос в евангелической вере.

Старший брат Людвига, Макс, погиб в 1915 в Первую мировую, об отношениях с младшим, Вильгельмом, практически ничего не известно. Его старшая сестра Роза удачно вышла замуж за Карла Гута, занимавшего во времена Третьего рейха пост главного исполнительного директора Имперской группы промышленности.

Эрхард заканчивает реальное училище в Фюрте в 1913 г. и после того, как он отработал три года практики в нюрнбергском  магазине, его весной 1916 г. призывают в армию и отправляют на фронт, ему привелось воевать сначала в Румынии, а потом—во  Фландрии. В сентябре1918 г. Эрхард получает тяжёлое ранение, перелом левого плеча,  и лишь спустя год, после длительного лечения (семь сложных операций), возвращается домой.

Ослабленное здоровье (в трёхлетнем возрасте он перенёс ещё и полиомиелит, после которого у него была деформирована правая нога) не позволяло ему работать в фирме отца.

В 1919 г. молодой унтер-офицер в отставке поступает в только что открывшуюся Высшую торговую школу в Нюрнберге, которую заканчивает в 1922 г. Для дипломной работы он выбрал тему «Значение безналичных расчетов в народном хозяйстве».

Затем была рутинная работа в отделе сбыта одной из нюренбергских фирм, куда Эрхард устраивается после окончания ВТШ. Однако Эрхард понимает, что хотел бы учиться дальше и получить более глубокие знания в области политэкономии и социологии.

В 1923 г. Людвиг Эрхард поступает в Университет им. Гёте во Франкфурте на Майне на докторантуру.

О годах обучения в университете Людвиг Эрхард впоследствии вспоминает, что испытывал сильнейшее одиночество, до такой степени, что во время прогулок в парке разговаривал сам с собой. Его не устраивало качество обучения по экономике, и в деканате ему посоветовали обратиться к Францу Оппенгеймеру, заведующему кафедрой социологии и экономической теории, который вскоре становится  не только первым научным наставником будущего министра экономики Германии, но и близким собеседником, дружбу с которым Эрхард поддерживал вплоть до вынужденной эмиграции ученого в США в 1938 г. Позднее Людвиг Эрхард вспоминает: «Он научил меня классической национальной экономике, познакомил с существом научного социализма, проведя через социологию к областям философии. В его доме и в кругу его друзей я проводил в спорах дни, а иногда и ночи и пережил там увлекательнейшие часы, которые были не чем иным, как поиском познания и истины».

Оппенгеймер не причислял себя ни к одному из популярных в те времена научно-экономических течений,  называя себя «либеральным социалистом», ученый был близок к немарксистскому крылу социал-демократии. Современное буржуазное общество ему казалось тяжело больным, и главную причину всех недугов он видел прежде всего в капиталистическом укладе экономики. В поисках третьего пути—между капитализмом и коммунизмом—Оппенгеймер отвергал любые монополии в хозяйственной системе и выступал за создание справедливого и эффективного экономического порядка, основанного на подлинно свободной конкуренции, тогда как государство им рассматривалось в качестве «насильственного завоевателя и угнетателя»

Под руководством Оппенгеймера в декабре 1925 г. Эрхард защищает диссертацию на тему «Сущность и содержание стоимостной единицы» и получает степень кандидата экономических наук. Спустя три года по рекомендации Оппенгеймера молодой учёный поступает ассистентом в «Институт по изучению экономической конъюнктуры в области германских готовых изделий» при Высшей Торговой Школе в Нюрнберге. Там его новым руководителем становится Вильгельм Ферсхофен, основатель и первый директор института, незаурядный и разносторонний человек, активно занимавшийся политикой, экономикой, социологией, психологией, философией, литературой и искусством.

В Нюрнбергском институте экономических исследований Людвиг Эрхард проработал в общей сложности 14 лет. За эти годы было написано около двух десятков научных статей, он был выбран членом правления, основал совместно с Ферсхофеном и Эрихом Шеффером «Общество по изучению потребительского спроса» (1934), был главным редактором институтской газеты «Рынок готовых изделий». Тогда же Эрхард готовился защитить докторскую диссертацию, однако приход к власти национал-социалистов перевернул все его планы

В 1942 г. Эрхард вынужден был уйти из института. Пришлось воспользоваться родственными связями, и при поддержке шурина Карла Гута учёный получает возможность организовать свой исследовательский центр, Институт промышленных исследований, финансирование для которого предоставляет «Рейхсгруппе индустри».

Новый институ по заказу крупных промышленников занимается не только анализом текущего экономического и финансового положения дел Третьего рейха, но и разрабатывает финансовую и экономическую политику в случае поражения Германии и ухода Гитлера.

К марту 1944 г. закончен секретный объёмный обширный 268-страничный «меморандум» под названием: «Военное финансирование и консолидация адолженности».

Историки предполагают, что именно данный «меморандум» сыграл решающую роль в дальнейшей судьбе Эрхарда после разгрома фашистской Германии.

Разработанные ученым еще в 1943-44 гг. основные принципы послевоенного экономического восстановления страны находят тесное согласование с хозяйственной реформой, проведенной в Западной Германии в 1948 г.

Людвиг Эрхард активно сотрудничает с оккупационной американской администрацией в качестве советника, и в октябре  1945 г. американские союзники назначают Людвига Эрхарда министром экономики правительстве земли Бавария.

Читать также:  ОТЧЕТ О ВЫПОЛНЕНИИ ПЛАНА МЕРОПРИЯТИЙ ПО ОЗДОРОВЛЕНИЮ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ

В административном управлении Баварии происходят серьёзные изменения, появилась конституция, проходят выборы в ландтаг, сформировано коалиционное правительство, в котором беспартийному Эрхарду места не нашлось. В декабре 1946 г. он покидает пост, а уже в феврале 1947 г. получает должность почётного профессора Мюнхенского университета, где ведёт курс лекций по экономике.

В своих воспоминаниях он позже напишет:  «Для того чтобы начать серьезную экономическую политику, нужно иметь возможность проводить ее на территории всей Германии, имея при этом в виду, что конечной целью является интеграция Германии в экономику Европы и всего свободного мира».

Однако уже в ноябре того же года его назначают на должность председателя Особого отдела по вопросам денег и кредита, экспертный орган при Финансовом управлении англо-американской оккупационной зоны,  куда ученого рекомендует глава американской военной администрации генерал Луциус Клей.

К 18 апреля 1948 г. был подготовлен так называемый «Хомбургский план», подробный проект санации немецкой валютно-финансовой системы. К этому времени  Людвиг Эрхард уже утверждён на пост директора Экономического управления Объединенной экономической области (Бизонии).

В июне 1948 г. параллельно с денежной реформой, которую проводит администрация союзных войск, Эрхард проводит в жизнь закон  «Об основных принципах нормирования и политики цен после денежной реформы», направленный на ликвидацию системы нормирования товаров, упразднение административного контроля над ценами и создание в стране условий для свободной конкуренции.

Валютная реформа в краткие сроки оздоровила экономику страны. Вместо обесценившейся рейхсмарки была введена твёрдая денежная единица. Твёрдые деньги с удовольствием стали принимать в магазинах, запасы товаров перекочевали со складов предприятий в магазины. За два года выпуск потребительских товаров вырос вдвое, достигнув довоенного уровня.

Хозяйственная реформа 1948 года в Германии представляла собою на самом деле две параллельные реформы: денежную реформу и реформу цен.

Задачей денежной реформы было избавиться от “навеса» обесцененных денег и создать твердую валюту. Реформа проводилась в условиях неопределенности — никаких обоснованных вычислений желаемого объема денежной массы не было. И проводилась она не демократическим путем, а на основании декрета американских оккупационных властей. В ночь на 21 июня 1948 года старые рейхсмарки были объявлены недействительными, и введены новые деньги — дойчмарки. Каждый житель страны получил на руки 40 новых марок (потом к ним было добавлено еще 20). Пенсии, заработная и квартирная плата впредь подлежали выплате в новых марках, в отношении 1:1. Что же касается наличности и частных сбережений, то половину их можно было обменять в отношении 1:10, а половина была заморожена и позже обменивалась по курсу 1:20. Большая часть прошлых денежных обязательств предприятий пересчитывалась по курсу 1:10; обязательства банков и учреждений бывшего Рейха были, в основном, аннулированы. Предприятия получили наличность для выплаты первой заработной платы, но в дальнейшем должны были существовать за счет продажи своей продукции. Был создан новый эмиссионный банк—Банк немецких земель—и разработаны правила, регулирующие его отношения с частными банками, например, размер обязательных денежных резервов.

Задачей реформы цен, которая вступила в силу через три дня после денежной реформы, была отмена „принудительного хозяйства», упразднение административного распределения ресурсов и контроля над ценами. Балансировка цен и заработной платы проводилось постепенно, но максимально быстро. Если за денежную реформу отвечали, в существенной мере, оккупационные власти, то отмена обязательных цен была полностью детищем Людвига Эрхарда и его хозяйственного управления. Проводил он эту реформу вопреки советам оккупационных властей (которые опасались слишком быстрого перехода к рыночным отношениям) и вопреки значительным просоциалистическим настроениям в обществе. Правильность политики Эрхарда вскоре была подтверждена на опыте.

Для Людвига Эрхарда процесс запуска рыночных механизмов представлялся не просто технико-экономическим мероприятием, но важнейшим шагом к возрождению в обществе нравственных принципов, основанных на признании свободы и ответственности каждого.

После выборов 1949 г. , когда в ФРГ было сформировано коалиционное правительство во главе с канцлером Конрадом Аденауэром, пост федерального министра экономики заслуженно получает Людвиг Эрхард.

В ходе предвыборной кампании Эрхард формулирует основные положения своей стратегии дальнейших экономических реформ (так называемые «Дюссельдорфские тезисы»), в которых декларируется курс на построение в стране модели социального рыночного хозяйства, которое бы сочетало экономическую эффективность и социальную справедливость, исключало эксплуатацию слабых более сильными и гарантировало основные гражданские права и свободы.

Среди важнейших принципов провозглашались: свобода потребления и выбора профессии, частная собственность и добросовестная конкуренция, наличие упорядоченной денежной системы и механизма рыночного ценообразования.

Особое место отводилось роли государства, которому следовало заниматься формированием и поддержанием «рамочных условий» рыночно-экономической системы, а также выполнять функцию регулятора в случае нарушений конкурентного механизма.

По мнению Эрхарда, социальная функция «сильного государства» должна в первую очередь выражаться в создании таких условий для свободной реализации индивидуальных способностей, при которых потребность общества в социальной помощи будет минимальна: «Задача государства – обеспечить каждому необходимый минимум и создать условия, чтобы любой гражданин при желании был в состоянии обеспечить себе желанный максимум».

Конец 40-х—начало 50-х оказались очень тяжёлыми для Германии годами. После корейской войны цены на сырьё, Германия должна была импортировать, выросли на 67 %, а цены на готовую продукцию, которую она экспортировала, только на 17%. Обеспечить быстрый экономический рост можно было только за счет захвата внешнего рынка и вытеснения с него конкурентов. Пришлось пойти на компромиссы, допустив нелиберальные ограничения во внешнеэкономической сфере. Зато потом стабильная экономика с дешевой рабочей силой стала наполнять мировой рынок высококачественной немецкой  продукцией. Благодаря низким налогам темп роста германского ВВП в 50-х гг. оказался самым высоким среди развитых стран, а темпы роста цен — самыми низкими.

На протяжении 20 лет Эрхард занимает посты министра экономики под руководством Аденауэра, дважды, в 1961 и 1965 гг. , он сам возглавляет правительство.

В это время выходят его книги  «Возвращение Германии на мировой рынок» (1953), а также известная монография «Благосостояние для всех» (1957).

В предвыборном году (1957) под руководством Эрхарда проводится важнейшая социальная реформа – пенсионная, и принимается антимонопольное законодательство.

Аденауэр выходит в отставку в октябре 1963 г. , и на его пост бундестаг избирает 67-летнего Эрхарда, на котором ему суждено пробыть всего 3 года и 2 месяца.

Одновременно после включения Западной Германии в структуры мирового финансово-экономического рынка (с подписанием договора о вступлении ФРГ в Мировой банк и Международный валютный фондт 14 августа 1952 г. ) Эрхард исполняет функции представителя Федеративной Республики во Всемирном банке.

Эрхард добился полного отказа от манипуляций с регулированием, столь популярных на Востоке и активно использовавшихся его предшественниками в Германии. Он строго определил Германию как страну западной культуры и рыночной экономики, сделав ее одним из столпов «общего рынка».

Разумеется, всё это время Эрхард не оставлял занятий наукой. Государственная и общественная деятельность служили для него скорее средством для воплощения в жизнь его научных теорий и представлений. В 1950 г. он получает звание почетного профессора общественно-правовых наук Боннского университета.

Кроме того, Людвиг Эрхард активно участвует в международной политике. В 1952 г. вступает в силу договор о создании Европейского объединения угля и стали, и он вошёл в состав его Совета министров.

Людвиг Эрхард дважды, в 1959 и 1968 гг. , избирался председателем партии ХДС. Его кандидатура также дважды в те же годы выдвигалась на пост президента ФРГ однако он сам решительно отказался, предпочитая заниматься «активной политикой» вместо почетной, но в то же время абсолютно «формальной» должности президента.

Когда в октябре 1963 г. Эрхард приступил к исполнению своих обязанностей федерального канцлера Западной Германии, перед ним стояли важные и далеко не простче внешнеполитические задачи. Это было время разгара «холодной войны» и резкого обострения международной напряжённости. Ему пришлось начать непростой диалог с Восточной Германией (ГДР), в том числе и по поводу статуса Западного Берлина, налаживать отношения между ФРГ и Советским Союзом, укреплять позиции ФРГ в блоке НАТО и т.

В этих вопросах осталось достаточно тяжёлое наследство с послевоенных времён. У Западной Германии не было доступа к ядерному оружию, Польша отказывалась признавать линию Одер-Нейссе в качестве своей западной границы, в общественном мнении господствовала точка зрения, что Германия должна восстановить свои границы 1937 г.

На эти годы приходится налаживание и становление процесса интеграции в рамках ЕЭС (создание т. «Общего рынка»); расширение и углубление экономических, политических и военных связей с США, налаживание торгового и экономического сотрудничества со странами Восточной Европы. Много усилий Эрхард приложил к сглаживанию противоречий между сторонниками союза с США («атлантистами») и противниками этого союза («голлистами»).

Период начала 60-х гг. принято считать временем наибольшего экономического процветания ФРГ («западногерманское чудо»). Тем не менее, Людвиг Эрхард в своём правительственном заявлении от 18 октября ставит для страны ряд ещё более важных задач:

-отказ правительства ориентироваться на представительство узкопартийных интересов, а также интересов всевозможных лоббистских групп (прежде всего предпринимательских и профессиональных союзов);

-призыв к «классовому миру» и достижению «баланса интересов» между «социальными партнерами» в деле решения общественно-политических проблем;

-дальнейшее перераспределение «общего блага» на основе ясной и согласованной с обществом системы долгосрочных приоритетов;

-введение четырехгодичных программ бюджетного планирования (вместо «привычной» практики однолетних бюджетных расчетов) и т.

Период с 1963 по 1966 гг. для внешне благополучной Западной Германии стал «достаточно болезненным этапом перехода от эйфории прежних успехов к нормальной экономической стабильности при более умеренных темпах хозяйственного развития, нежели в предшествующее десятилетие.

Политика Людвига Эрхарда в качестве федерального канцлера пользовалась популярностью, поэтому он был переизбран на второй срок в сентябре 1965 г. В своём втором правительственном заявлении «народный канцлер» призывает граждан ФРГ к проявлению «бережливости и трезвости» и провозглашает переход к так называемому «сформированному обществу».

Однако второй срок оказался для него менее удачным вследствие замедления темпов экономического роста и определённого структурного кризиса в экономике, а также последовших также неудач во внешней политике.

Конфликт осенью 1966 г. из-за принятия дефицитного бюджета на 1967 г. , который неожиданно достиг масштабов политического скандала, привёл к досрочной отставке Людвига Эрхарда с поста канцлера.

В своей прощальной речи экс-глава германского правительства заявил, что уход с поста канцлера не означает для него прощания с политикой, и он всегда будет служить немецкому народу.

После своей отставки с поста канцлера Эрхард действительно не уходит полностью с политической арены, ещё несколько раз избирался в бундестаг, выступал сдокладами и исполнял функции почётного председателя ХДС, занимался научной работой, создав для

анализа проблем «социального рыночного хозяйства» в октябре 1967 г. независимом специальный независимый фонд, который носит его имя и существует по сей день.

Людвиг Эрхард Эрхард скончался 5 мая 1977 г. в клинике г. Бонна от остановки сердца в возрасте 80 лет. После официальной прощальной церемонии, на которую пришло 15000 человек, политик был похоронен со всеми государственными почестями на кладбище небольшого городка Гмунд в Баварии.

Эрхард — первый в мире либеральный реформатор, которому  пришлось работать в условиях, когда государственное вмешательство в экономику стало реальностью.

Он понимал, что в условиях значительного влияния социалистических идей не обойтись без использования широких мер по социальной защите населения и без использования государственных рычагов для влияния на экономику. Но самым важным для Людвига Эрхарда оставалось отстаивание экономической свободы, а также отлаживание стабильной финансовой системы общества, создание необходимых условий для предпринимательской деятельности. Упор в нем делался на «рыночное», а отнюдь не на социальное обеспечение. Эрхард всегда стремился разъяснять народу специфику проводимого им курса вместо того. «Я готов, — отмечал он, — уговаривать каждого отдельного германского гражданина до тех пор, пока он не устыдится, что не поддерживает усилия, направляемые на поддержание устойчивости валюты».

Для него Людига Эрхарда свободный рынок был не самоцелью, а средством для достижения социальных целей, в частности, для преодоления классовых различий в обществе и максимального развития творческих сил страны. Свободная частная инициатива и конкуренция сочетаются с активной ролью государства в хозяйственной жизни. В идейном смысле, деятельность Эрхарда протекала не в русле классического либерализма, и уж конечно, не социализма, а в русле солидаризма. И если сам он этого термина и избегает, и говорит о себе лишь как о христианском демократе, то ближайшие его советники, как Освальд фон Нелль-Брейнинг, использовали именно этот термин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *