От политики и реформ царского министра Николая Бунга отказался министр финансов Н. Х. Бунге

Тест по истории России Перемены в экономике и социальном строе 9 класс с ответами, Тест включает 2 варианта, в каждом по 10 заданий. Вариант 11. Какой пост занимал в 1881-1886 гг. видный учёный и го­сударственный деятель Н. Бунге?1) министр внутренних дел
2) министр финансов
3) министр иностранных дел
4) министр просвещения2. Железнодорожная линия, построенная в конце XIX в. , соединявшая европейскую часть России с Сибирью и Дальним Востоком, — это1) Байкало-Амурская магистраль
2) Китайско-Восточная железная дорога
3) Транссибирская магистраль
4) Трансевропейский железнодорожный путь3. Как развивалась промышленность Российской империи в 1890-е гг. ?1) промышленность переживала экономический упадок
2) 1890-е гг. были временем подъёма и роста промышлен­ности
3) развитие промышленности продолжалось на прежнем уровне, отличалось стабильностью
4) промышленность находилась в стадии кризиса4. Укажите одну из особенностей развития сельского хозяйства России в 1880-е гг. 1) быстрое разрушение крестьянской общины
2) прекращение выкупных платежей
3) усиление сельскохозяйственной специализации
4) передача помещичьих земель в пользу крестьянской общины5. Какое сословие относилось к высшему слою населения Российской империи второй половины XIX в. ?1) сельские обыватели
2) городские обыватели
3) мещане
4) дворяне6. В чём выражалось расслоение крестьянства во второй по­ловине XIX в. в России?1) укреплении обычаев крестьянской общины
2) сохранении принципа круговой поруки в общине
3) разделении на богатых и бедных
4) возможности принимать участие в жизни крестьянской общины7. Как менялось количество помещиков среди дворян за вто­рую половину XIX в. ?1) увеличивалось, основные доходы дворяне получали со своих земель
2) осталось неизменным за данный период
3) сократилось, для многих дворян жалованье за государ­ственную службу стало основным источником дохода
4) выросло за счёт пожалования государем земель новым подданным8. Отметьте одну из особенностей развития российской бур­жуазии во второй половине XIX в. 1) связь буржуазии с чиновничьим аппаратом
2) полная поддержка буржуазией народнического движе­ния
3) сокращение численности буржуазии в данный период
4) пополнение буржуазии исключительно за счёт дворянства9. В каком году произошла крупная стачка на Никольской мануфактуре Морозова в Орехово-Зуеве?1) 1878 г. 2) 1881 г. 3) 1885 г. 4) 1890 г. Социальный слой, представители которого профессио­нально занимаются: умственным трудом и художествен­ным творчеством, — это1) интеллигенция
2) разночинцы
3) менеджеры
4) учёныеВариант 21. Кто из перечисленных государственных деятелей с 1881 по 1886 г. занимал пост министра финансов Российской империи?1) С. Витте
2) Е. Канкрин
3) А. Аракчеев
4) Н. Бунге2. Как изменился бюджет государства при министре финан­сов Российской империи И. Вышнеградском?1) увеличился дефицит бюджета, расходы резко превыси­ли доходы
2) дефицит бюджета увеличился, но незначительно
3) бюджет был сбалансирован, произошло даже незначи­тельное превышение доходов над расходами
4) доходы в несколько раз превысили расходы государ­ства3. В каком году началось строительство Транссибирской магистрали?1) 1884 г. 2) 1890 г. 3) 1891 г. 4) 1894 г. Какое явление из перечисленных тормозило развитие сельского хозяйства во второй половине XIX в. ?1) сохранение крепостного права
2) сохранение крестьянской общины
3) сельскохозяйственная специализация регионов страны
4) барщинная система использования труда крестьян5. Назовите ещё один способ приобретения дворянства, кро­ме потомственного. 1) заслуженное
2) личное
3) наградное
4) выделенное6. Что из перечисленного обычно служило критерием разде­ления крестьян на бедных и богатых во второй половине XIX в. ?1) наличие определённого количества лошадей
2) состав семьи, количество детей в семье
3) возможность принимать участие в жизни общины
4) право голоса на собраниях общины7. Какое примерно количество земли заложили помещики к 1895 г. ?1) около 1-2 %
2) около 10 %
3) около 40 %
4) около 80 %8. К какому религиозному течению традиционно принадле­жали многие промышленники России второй половины XIX — начала ХХ в. : Морозовы, Рябушинские, Гучковы и др. ?1) католицизму
2) исламу
3) буддизму
4) старообрядчеству9. Отметьте одну из особенностей положения рабочих в Российской империи конца XIX в. 1) значительная концентрация пролетариата на крупных предприятиях
2) превышение численности рабочих над количеством крестьян
3) отсутствие рабочего законодательства в стране
4) отсутствие у пролетариата связи с деревней10. Какое количество казачьих войск существовало в Российской империи в конце XIX в. ?1) 5
2) 8
3) 11
4) 15Ответы на тест по истории России Перемены в экономике и социальном строе 9 класс
Вариант 1
1-2
2-3
3-2
4-3
5-4
6-3
7-3
8-1
9-3
10-1
Вариант 2
1-4
2-3
3-3
4-2
5-2
6-1
7-3
8-4
9-1
10-3

Основные направления развития экономики:

  • Развитие отечественной промышленности и капиталистических начал в организации производства.
  • Назначение на ключевые экономические должности профессионалов своего дела — Н. X. Бунге, И. А. Вышнеградского, С. Ю. Витте.
  • Совершенствование сбора налогов, развитие железнодорожного строительства.

Основные направления деятельности в области промышленного производства.

В мае 1881 г. пост министра финансов занял видный ученый-экономист Н. Бунге. Он был сторонником ускорения экономического развития, но выступал против прямого финансирования промышленности государством. Главную задачу правительства Бунге видел в издании и выполнении благоприятных для развития экономики законов.

На первое место он ставил реформирование системы сбора налогов. Бунге выступил за ослабление налогового обложения крестьян, провел снижение выкупных платежей и начал постепенную отмену подушной подати.

От политики и реформ царского министра Николая Бунга отказался министр финансов Н. Х. Бунге

Бунге вводил косвенные налоги и налоги с доходов. Были установлены акцизные сборы на водку, табак, сахар, нефть; облагались новыми налогами городские дома, торговля, промыслы, доходы от денежных капиталов; повышались таможенные пошлины на товары, ввозимые из-за границы. Только с 1882 по 1885 г. пошлины выросли более чем на 30%.

Правительство помогло росту российской промышленности, исходя также из потребностей укрепления военной мощи. Одновременно оно осуществило значительное сокращение армии, что приносило дополнительно 23 млн рублей в год.

После ухода в 1887 году Н. Бунге в отставку его кресло занял профессор И. Вышнеградский, крупный изобретатель и удачливый финансист. Своей главной задачей он считал быстрое улучшение состояния денежного обращения в стране. С этой целью Министерство финансов накапливало большие запасы денег, а затем принимало широкое участие в сделках на зарубежных биржах. В результате покупательная возможность рубля повысилась.

В таможенной политике правительство стало с новой энергией двигаться по пути увеличения пошлин, достигших при Вышнеградском своей высшей точки. В 1891 г. был учрежден новый таможенный тариф. Если в предыдущий период повышенными сборами облагалось в основном ввозимое в Россию сырье, то теперь они стали налагаться и на продукцию машиностроения.

Вышнеградский более энергично, чем Бунге, выступал за непосредственное участие государства в хозяйственной деятельности и особенно в создании благоприятных условий для частного предпринимательства. Кроме того, экономическая программа Вышнеградского предусматривала привлечение в Россию иностранных капиталов, пересмотр оплаты железнодорожных перевозок, введение винной монополии. Некоторые из этих мер были претворены в жизнь его преемником на посту министра финансов.

В 1892 г. министром финансов был назначен С. Витте. Он разработал экономическую программу, в которой продолжил дело своих предшественников. Эта программа предусматривала:

— проведение жесткой налоговой политики, увеличение косвенных налогов, введение государственной монополии на производство и продажу водки;

— дальнейшее увеличение таможенных пошлин, призванное оградить развивающуюся русскую промышленность от иностранной конкуренции;

— денежную реформу с целью укрепления рубля, введение его свободного обмена на золото;

— широкое привлечение в страну иностранного капитала.

Большую часть этой одобренной Александром III программы Витте претворил в жизнь уже после его смерти.

90-е годы стали периодом небывалого взлета русской промышленности. За десятилетие промышленное производство в стране удвоилось, а выпуск продукции тяжелой промышленности увеличился в 3 раза. Особенно быстро развивались отрасли народного хозяйства, связанные с новыми видами топлива — углем и нефтью. В Донецком бассейне, где до 1887 г. было лишь 2 металлургических завода, к концу 90-х гг. действовало уже 17. Причем только 2 из них были построены отечественными предпринимателями. Все остальные принадлежали целиком или частично иностранцам — бельгийцам, французам, англичанам.

Приток денег из-за рубежа особенно возрос после успешного завершения в 1897 г. денежной реформы, обеспечившей устойчивость рубля. Повышение таможенных сборов также сделало более выгодным для иностранных предпринимателей не ввоз промышленных товаров, а их производство в самой России.

От политики и реформ царского министра Николая Бунга отказался министр финансов Н. Х. Бунге

С 90-х гг. бурный рост переживала сосредоточенная на Кавказе нефтяная промышленность.

От политики и реформ царского министра Николая Бунга отказался министр финансов Н. Х. Бунге

Все предприятия, созданные в 90-х гг. , прежде всего в паровозо- и вагоностроительной, рельсовой, медепрокат- ной, цементной, резиновой промышленности, являлись предприятиями «новой формации». На них использовалась передовая техника, внедрялись новейшие формы крупного производства. При дешевизне рабочей силы и богатстве природных ресурсов в России это стало основным источником сверхвысоких доходов предпринимателей.

На заграничных рынках акции новых русских гигантов, приносившие огромные прибыли, ценились очень высоко.

В 1893 г. после нескольких лет относительного затишья начался новый, еще более мощный подъем железнодорожного строительства. Увеличение длины железных дорог составляло в среднем свыше 2,7 тыс. км в год. Началось строительство Транссибирской железнодорожной магистрали из Европы к берегам Тихого океана. В то же время правительство активно скупало частные железные дороги, создавая единую транспортную сеть страны.

Сельское хозяйство.

Сельское хозяйство развивалось вне государственного контроля и было лишено государственной поддержки. Тем не менее и здесь возникло немало нового.

Обнищание крестьян заставляло помещиков переходить к использованию собственного инвентаря и найму вольных работников. По-новому организовывали обработку своих земель помещики прибалтийских, западных, юго- западных, южных частей страны, а также Петербургской, Московской, Ярославской и Саратовской губерний. В то же время помещичьи земли центрально-черноземных и средневолжских губерний, а также земли большинства губерний нечерноземной полосы по-прежнему возделывали крестьяне со своим скотом и инвентарем в качестве платы за арендуемые у помещиков наделы (обработки).

В 80-х гг. заметно увеличилась специализация сельского хозяйства по отдельным районам. Польские и прибалтийские губернии, а также Псковская и Петербургская перешли на выращивание технических культур и производство молока. Центр зернового хозяйства переместился в степные районы Украины, Юго-Востока и Нижнее Поволжье. В некоторых районах Рязанской, Орловской, Тульской и Нижегородской губерний получило развитие животноводство.

В целом по стране преобладающим было зерновое хозяйство. Причем около 36% пахотной земли находилось под посевами ржи, 18% — овса, 17% — пшеницы, 7% — ячменя. Росли посевные площади. За 30 лет после реформы 1861 г. они увеличились на 25%. Почти на 30% возрос общий сбор хлебов.

Тем не менее урожайность повышалась очень медленно.

Главной причиной этого было то, что подавляющая часть крестьян обрабатывала поля старыми способами, т. сохой и деревянной бороной, не внося достаточного количества удобрений.

В этих условиях серьезные погодные неурядицы — засуха, похолодание, продолжительные дожди — могли привести к страшным последствиям. Так, в 1891 — 1892 гг. Россия пережила голод, вследствие которого умерло свыше 600 тыс. человек.

Активная экономическая политика правительства Александра III позволила значительно укрепить финансы страны, дала новый толчок росту промышленности. При этом развитию сельского хозяйства мешали крепостнические пережитки и техническая отсталость.

Москва, 14 сентября — «Вести. Экономика» Николай Христианович Бунге — министр финансов Российской империи в 1882–1887 годах, экономист, профессор, общественно-политический деятель. Бунге считал, что следует упрочить кредитно-денежное обращение, добиться превышения доходов над расходами, ограничить сверхсметные кредиты и соблюдать разумную бережливость во всех отраслях управления. О судьбе министра — в материале журнала «Бюджет».

Читать также:  Санкт петербургский государственный университет экономики и финансов новгородский филиал

Николай Христианович Бунге, министр финансов Российской империи 1882–1886 годов

Продолжение истории после рекламы

Николай Христианович Бунге родился в 1823 году в дворянской семье немецкого происхождения — его дед переехал в Россию из Пруссии. Отец был известным в Киеве педиатром и, возможно, мечтал, чтобы единственный сын занялся медициной. Но, окончив гимназию с золотой медалью, Николай поступил в Киевский университет на юридический факультет.

Киевский старт После окончания университета Бунге преподавал право в Нежинском лицее. Защитив магистерскую диссертацию, он исполнял должность адъюнкта Киевского университета по кафедре политической экономии и статистики, а после защиты докторской диссертации на тему «Теория кредита» Николай Христианович в звании профессора перевелся на кафедру полицейского права. Около 30 лет профессор Бунге преподавал в Киевском университете и трижды становился его ректором. Как преподаватель Бунге пользовался большим успехом у студентов.

Юрист А. Романович-Славатинский, еще один ученик Бунге, отзывался о нем как о человеке «редкого по своей привлекательности и симпатичности нрава. В нем живой и находчивый ум сочетался с мягким, благородным сердцем. Он привлекал людей своими мягкими, изящными манерами, своей обходительностью и приветливостью. Он страстно любил науку и верил в силу знания. Просвещенный, он жаждал, чтобы просвещение распространялось по русской земле, к которой он относился с искренним, горячим патриотизмом.

На политической арене В 1880 году Николай Христианович поступил на службу в Министерство финансов на должность товарища (заместителя) министра С. Грейга. По свидетельствам современников, у Бунге с патроном были сложные отношения, тем не менее он смог пересидеть в кресле замминистра и Грейга, и сменившего его министра А. Абазу.

После отставки игрока и авантюриста Абазы Александр III министром финансов назначил Бунге. Считается, что на выбор императора повлияла известность Николая Христиановича как ученого, а также его безупречная репутация. В то же время существует мнение, что карьерному взлету Бунге помогли его хорошие отношения с государственным контролером Д. Сольским, имевшим большой вес в финансовой системе Российской империи.

Сергей Юльевич Витте

Из товарищей в министры Известно, что Николай Христианович отказывался от предложенного императором министерского кресла, мотивируя это тем, «что не имеет надлежащего чиновного старшинства». Но Александр III настаивал на своем решении, и Бунге согласился возглавить финансовое ведомство империи. При этом на аудиенции у императора он признался, что «считает себя теоретиком, не довольно подготовленным к самостоятельному управлению Министерством финансов». Николай Христианович отчетливо понимал непрочность своего положения. Современники вспоминают, что на следующий день после назначения он сказал знакомым: «Калоши и зонтик мои в порядке — я готов уйти отсюда в каждую минуту». Известно, что он даже полностью не разбирал свои чемоданы, чтобы быть готовым в любой момент покинуть казенную квартиру.

Назначение Бунге вызвало у многих чиновников Санкт-Петербурга раздражение, поскольку он воспринимался ими как некое инородное тело, как теоретик, имевший весьма скромное происхождение и мягкий характер. Государственный секретарь А. Половцов высказался о новом министре так: «Бунге — почтенный труженик, книжный теоретик, но в нем нет ни энергии, ни уменья руководить прениями, вести людей и дела к твердо сознанной цели; он растеряется, и его съедят».

Санкт-Петербург, 1880-е годы

А вот ученый и предприниматель В. Ковалевский считал, что Бунге внес «живую струю во всю деятельность Министерства финансов». Он писал: «Бунге был первый из виденных мною министров финансов, в котором чувствовался знаток дела. Он же и первый интересовался по существу, а не по наружности только вопросом, о котором с ним говорили, относился к нему с приемами добросовестного ученого-исследователя, а не чиновника-тормоза или молодца-краснобая. Бунге был первым министром финансов, исходившим из твердого и ясного сознания, что узкий „финансизм” должен быть заменен „экономизмом” — широкой экономической политикой, направленной к развитию народного труда и производительных сил страны, и что хотя бы только удовлетворительного финансового положения государства нельзя достигнуть при бедности, бесправности и темноте массы населения».

Преобразования от Бунге Программу своих преобразований Бунге сформулировал в докладе 1883 года, где указывал на необходимость обеспечения правильного роста промышленности «достаточным для нее покровительством», укрепления кредитных учреждений, удешевления кредитов, усиления в интересах народа и государства доходности железнодорожных предприятий и установления над ними надлежащего контроля. Также Николай Христианович считал, что следует упрочить кредитно-денежное обращение, преобразовать налоговую систему, добиться превышения доходов над расходами, ограничить сверхсметные кредиты и соблюдать разумную бережливость во всех отраслях управления.

Николай Христианович проводил политику протекционизма, усиливал государственное вмешательство в экономику, выкупал частные железные дороги, организовывал строительство государственных железных дорог, выступал за сокращение вооруженных сил. Большое внимание министр уделял финансированию металлургии и машиностроения. Он выступал за упорядочение бюджета и денежного обращения. В 1884 году Бунге начал готовить денежную реформу, которую, к сожалению, ему не удалось реализовать. При Николае Христиановиче Государственный банк приступил к накоплению золота за счет внешних займов. Вместе с тем попытка сократить количество кредитных билетов, находящихся в обращении, не увенчалась успехом, рублевая спекуляция на заграничных биржах продолжалась.

Будучи министром финансов, Бунге пытался проводить социальную политику, указывая на связь между финансовым положением страны и повышением благосостояния населения, выступал за создание рабочих ассоциаций, развитие фабрично-заводского законодательства.

При Бунге были снижены выкупные платежи, подготовлены законы об отмене круговой поруки, создании Крестьянского поземельного банка, отменена подушная подать, снижен размер выкупных платежей для крестьян, повышен государственный земельный налог и др. Однако, несмотря на все предпринимаемые меры, решить главную проблему — преодолеть бюджетный дефицит — ему так и не удалось.

Честный министр Николай Христианович руководил Министерством финансов четыре года (с 1882 по 1886 год) и, в отличие от министров Абазы, Грейга, Вышнеградского не использовал свое служебное положение для зарабатывания личных капиталов, а жил исключительно на свое жалованье. Экономист Е. Картавцев в очерке, посвященном жизни профессора-министра, отмечал, что «стремительное возвышение никак не отразилось на характере и поведении Бунге. Он был по-прежнему прост, доступен и вежлив с любым человеком, независимо от его положения, будь то мелкий чиновник или член Государственного совета».

Сенатор М. Веселовский рассказывал, как однажды на станции в Гатчине кондуктор не пустил Николая Христиановича в вагон, предназначенный для министров, поскольку тот приехал на вокзал на простом извозчике. Член Государственного совета Н. Стояновский вспоминал, как Бунге отправился на лечение в Германию без своего камердинера, министр не пожелал его беспокоить. Современники Бунге утверждали, что ему была чужда погоня за популярностью и подделка под чужой тон.

Антибунговская кампания В декабре 1886 года Бунге отправили в отставку. По официальной версии Николай Христианович лишился министерского кресла из-за возраста (на момент отставки Бунге было 63 года) и слабого здоровья. Но очевидно, что главной причиной стали интриги и неумение Николая Христиановича противодействовать им. Современники Бунге отмечали, что он не хотел выполнять «правила игры» петербургской бюрократической элиты, никогда не реагировал на нападки и не наносил ответных ударов, не был способен к интригам и закулисной борьбе.

Против Николая Христиановича в обществе развернулась масштабная антибунговская кампания. Так, влиятельный и консервативно настроенный редактор газеты «Московские ведомости» М. Катков заявлял, что «свергнет Бунге», он считал, что вся «мудрость Бунге из немецких книжек». Госсекретарь Половцов в своем дневнике писал: «В воздухе чувствовалось, что от Бунге пахнет мертвецом, что катковская клика поколебала его положение». Газета-журнал «Гражданин» распространила слух о скором отъезде Бунге в Африку. В аристократических салонах министр финансов стал мишенью для острот, насмешкам подвергалась не только его неприметная внешность, но и фамилия. Николай Христианович в конфликты не вступал. «Дело свое буду делать по совести, а с другими, которые мне солят, пусть рассудит меня Бог», — писал он члену Государственного совета К. Победоносцеву.

Санкт-Петербург, конец 19 века

По поводу Бунге императору писал и князь Мещерский: «К великому, но, увы, несомненно, действительному горю России, теперь финансы ее в руках опасных людей, и опасных именно для государя и государства людей. Бунге сам вне всякого упрека. Это почтенный и честный человек! Но горе в том, что он окружен не только либералами, но прямо врагами монархического строя в России». Также Мещерский утверждал, что под началом Бунге «есть какие-то страшные лица, скрытые совсем от чинов Министерства финансов, которые работают против правительства и за анархистов». Антибунговская кампания завершилась успешно — Александр III отправил Бунге в отставку. Но, несмотря на это, император сохранил уважение к бывшему министру и особенно ценил в нем его «душевную чистоту и кристальную честность».

Николай Христианович, несмотря ни на что, продолжал служить императору и России. Когда министр внутренних дел И. Дурново попытался скрыть от императора масштабы голода 1891 года, Бунге сумел донести до Александра III правдивую информацию о масштабах трагедии. Николай Христианович подготовил для императора неофициальную секретную записку «Загробные заметки». В ней он излагал идеи о преобразовании государственного управления, противодействии социализму (он называл его злом, от которого гибнут нравственность, долг, свобода, личность), смягчении цензуры и др.

Книголюб и книгоед До конца своей жизни Николай Христианович занимался наукой и не терял связи с бывшими студентами. Один из его учеников вспоминал, как «старый профессор любил молодость, любил ее общество. Многих из нас, и не один раз, он приглашал к себе обедать, совершенно запросто, тет-а-тет, и беседовал, как с равными, вызывая на совершенно откровенное выражение своего мнения».

Бунге никогда не был женат и детей не имел. Из-за слабого здоровья он придерживался строгого распорядка дня, что помогло ему сохранить высокую работоспособность до преклонных лет. Бунге вставал в пять утра и для разминки колол дрова. Его рабочий день длился 11 часов.

Главной страстью Николая Христиановича были книги. Все свободное время он посвящал чтению. В столице профессора прозвали «министр-книжник», «книголюб» и «книгоед». Каждый раз, заходя в книжный магазин, он выходил из него со стопкой новых книг. Николай Христианович собрал большую библиотеку юридической, экономической и политической литературы, которую после смерти завещал Киевскому университету. Кроме книг он завещал университету 6 тысяч рублей. На эти деньги была учреждена премия его имени за лучшую студенческую работу по экономике, а также выдавались пособия нуждающимся отличникам.

Пачкалов, доцент кафедры «Экономическая история и история экономических учений» Финансового университета при Правительстве РФ, кандидат исторических наук, директор музея финансов Финуниверситета

Налоги в пореформенной России. Первый этап преобразования податной системы

От политики и реформ царского министра Николая Бунга отказался министр финансов Н. Х. Бунге

Крымская война со всей очевидностью обнаружила несостоятельность экономики крепостнической России. Империя вступила в полосу финансового кризиса: военные расходы составили свыше полумиллиарда рублей, что составляло почти два годовых бюджета страны. Следствием этого стало резкое обострение бюджетных дефицитов, для покрытия которых правительство вновь обратилось к испытанным средствам — внутренним займам и выпуску ассигнаций. Увеличение количества бумажных денег в обращении привело к неудержимому падению курса рубля и прекращению в 1858 г. обмена кредитных билетов на золото и серебро. Угроза финансового краха поставила правительство перед необходимостью коренного реформирования основ российского государства, в том числе и отсталой малоэффективной податной системы, основанной исключительно на обременении крестьянства питейными и подушными сборами.

Начальный период преобразования налоговой системы был связан с деятельностью М. Рейтерна, который еще до занятия в 1862 г. министерского поста выступил в периодической печати с рядом специальных статей, затрагивающих проблемы финансового кризиса и пути выхода из них.

Читать также:  Учебно-методические материалы для студентов всех ВУЗов

Программа Рейтерна выглядела достаточно решительной — сокращение армии и флота и снижение государственных расходов на содержание аппарата управления. В области налогового дела он считал необходимым отмену питейных откупов и преобразование податной системы на основе подоходности. Для этого предусматривалось введение налогов на помещичьи земли, недвижимость в городах, обеспечение более справедливой раскладки гильдейских сборов за право торгово-промышленной деятельности, обложение гербовой пошлиной тех коммерческих сделок, которые ранее были от нее освобождены. Из предложенной программы М. Рейтерну удалось реализовать далеко не все, а главное — так и не была преодолена сохранившаяся с крепостнической поры сословность обложения. Наиболее успешными начинаниями в налоговой сфере стали отмена питейных откупов и преобразование некоторых других косвенных налогов.

Преобразования в области косвенных налогов стали самыми эффективными мероприятиями для увеличения налоговых поступлений. Особое значение имела замена винных откупов акцизом введение которого наталкивалось на сильное противодействие сторонников прежней системы. Еще при предшественнике Рейтерна А. Княжевиче в 1859 г. вопрос об откупах обсуждался в Государственном Совете, большинство членов которого высказалось в пользу акциза. На следующий год по решению Государственного Совета была создана специальная комиссия во главе с либеральным деятелем А. Заблоцким-Десятовским, состоящая из чиновников министерства финансов и винокуренных заводчиков, которая и подготовила основные положения реформы. Однако решение об отмене откупов откладывалось усилиями влиятельной группы откупщиков, убедившей Министерство финансов в необходимости рассмотреть сформулированную ими альтернативную программу. Суть ее состояла в том, что откупщики должны были продолжать сбор акциза со спиртных напитков на территории всей страны и одновременно брали на себя перед правительством обязательство построить разветвленную сеть железных дорог протяженностью около 2800 верст. Это предложение летом 1862 г. было опубликовано в газетах и стало достоянием гласности. Лишь после того, как Министерство финансов возглавил М. Рейтерн — противник проекта откупщиков — участь питейного налога была, наконец, решена.

Сугубо фискальными соображениями были продиктованы такие меры правительства, как принятие в 1874 г. нового Устава о гербовом сборе, установление сбора со страхований, с пассажирских билетов и грузов большой скорости (с 1879 г). Последняя мера — налог на пассажиров в размере 25% с цены билетов 1 и 2 класса и 15% с цены билетов 3 класса, взимание 25% за провоз пассажирского багажа и товаров большой скорости — вызывала многочисленные нарекания специалистов в области теории и практики финансового дела. Введение этого налога повело к увеличению числа пассажиров 3 класса и убыли первого и второго, что поначалу послужило причиной снижения выручки от пассажирского движения на многих железнодорожных линиях.

Изменения в системе прямых сборов не отличались финансовой эффективностью, являясь свидетельством о намерениях правительства в области податной реформы. Так, в 1863 г. была отменена подушная подать с мещан, что носило в значительной мере демонстративный характер и не было продиктовано фискальными соображениями. Доходы от сборов, вносимых мещанами, были не велики, и их отмена не нанесла сколько-нибудь заметного ущерба казне. Взамен отмененной подати с мещан был установлен налог на городские недвижимые имущества, общая сумма которого на протяжении 20 лет не изменялась и приблизительно равнялась 0,2% ценности недвижимости.

Если изменения в системе прямых налогов были достаточно заметны в российском городе, то в деревне дело обстояло иначе. Подушная подать с крестьян, действовавшая в течение полутора веков и доказавшая свою неэффективность, при М. Рейтерне так и не была отменена. Более того, осознавая необходимость изменений и рассматривая проекты отмены подушных сборов, правительство одновременно повышало их оклады. В частности, в 1862 г. были повышены душевые оклады по среднему вычислению на 0,9%, что должно было дать казне дополнительно 1 млн руб. В декабре 1862 г. был введен «временный», только на 1863 г. , сбор в среднем исчислении по 25 коп. на душу, что увеличило общий размер подушной подати еще на 6 млн руб. Как это часто случалось в российской налоговой практике, временный сбор стал постоянным, а в 1867 г. оклад был повышен дополнительно на 50 коп. с души, что принесло казне 10 млн руб. 48 И, наконец, последним изменением в области прямых налогов для крестьян, осуществленным в период руководства М. Рейтерном Министерством финансов, было введение в 1875 г. государственного поземельного налога, которому подлежали как общинные, так и частновладельческие земли. Ухудшения материального положения крестьянства это не повлекло, т. в по сути данный налог существовал ранее под названием государственного земского сбора и включался не в общегосударственный, а местный бюджет.

Рейтерн считал, что в аграрной стране, где главным плательщиком прямых налогов являлось крестьянство, во избежание расстройства финансовой системы необходимо «ограничиться теми мерами, которые облегчили бы слишком обремененную часть крестьянских сословий и вместе с тем приблизили бы время, когда осуществление общей реформы прямых податей окажется возможным». Именно поэтому министр финансов, сохраняя незыблемыми основы патриархальной податной системы, пошел лишь на предоставление льгот некоторым категориям сельских налогоплательщиков. Так, в 1863 и 1867 гг. для достижения «некоторого соответствия подушной подати имущественным условиям плательщиков» взамен однообразного обложения ревизских душ была установлена шкала окладов, учитывавшая до известной степени местные условия. Кроме того, в 1865 г. было принято постановление не взимать подушной подати с «неспособных к работе дворовых людей», в 1869 г. была отменена круговая порука при уплате прямых налогов для селений, насчитывавших менее 40 ревизских душ.

Несмотря на эти незначительные смягчения, положение крестьянства в целом не только не улучшилось, но и значительно ухудшилось. Дело в том, что правительство, пойдя в 1861 г. на нарушение частновладельческих прав помещиков, решило возместить их потери за счет сельского населения. Реформа 1861 г. привела к появлению выкупных платежей. По форме они являлись погашением (с процентами) выданной казной ссуды за выкуп земли у помещиков. Однако, как констатировали современники, по способу взимания, раскладке и мнениям самих плательщиков эти сборы не отличались от прямых налогов. Выкупные платежи стали главной статьей расходов для крестьянства: по данным Податной комиссии, в русских губерниях на каждую ревизскую душу падало от 6 до 7 руб. 20 коп. выкупных платежей, тогда как подушные и земские сборы составляли от 4 до 5 руб. 80 коп.

Переход к равномерному распределению налогов

Русско-турецкая кампания (1877—1878 гг. ) дестабилизировала финансовую ситуацию в стране, с 1877 по 1880 г. государственный долг возрос на 1,5 млрд руб. , последовало значительное падение курса бумажного рубля. Правящим кругам было ясно, что усиление внешнего могущества страны невозможно без осуществления коренных преобразований народного хозяйства. Это обстоятельство предопределило общий протекционистский характер экономической политики и проведение целого комплекса мероприятий, стимулировавших промышленное развитие: усилия по финансовой стабилизации и созданию бездефицитного бюджета, подготовка денежной реформы, стимулирование притока иностранных капиталов. Реформа податной системы стала важнейшим звеном этой политики.

Итак, первым крупным шагом в реформировании податной системы стала отмена Высочайшим манифестом 1880 г. соляного налога, которая была совершена с одобрения Александра II, потрясенного, по свидетельству современников, последствиями неурожая и голода в Поволжье. Налог принадлежал к числу старейших в России и составлял 25—30 коп. на душу населения, а эта сумма, помноженная на число членов крестьянской семьи, увеличивала, по некоторым подсчетам, средний оклад подушной подати примерно на одну пятую часть. Потерянные 10—12 млн руб. государственного дохода особым мнением Государственного Совета решено было компенсировать увеличением таможенных пошлин.

Условия для следующего этапа податных преобразований — отмены подушной подати — были далеко не благоприятны. По росписи на 1882 г. , несмотря на увеличение винного акциза, преобразование сахарного акциза, повышение ставок таможенного тарифа и увеличение гербового сбора, ожидался дефицит в сумме 10 млн руб. Однако Н. Бунге и его сотрудники, как считал П. Шванебах, «сознавали, что в ряду болезненных явлений государственного хозяйства бюджетный дефицит не есть худшее из зол; что несравненно опаснее — длящийся и усугубляющийся недочет в народных силах, и что принесение этих сил в жертву бюджетному равновесию не создаст для финансов прочной почвы». Для проведения преобразований были намечены следующие принципы: 1) Налоги, заменяющие подушные сборы, должны вести к упразднению деления сословий на податные и неподатные. 2) Главным источником увеличения средств государственного казначейства до замены подушной подати, должны служить преимущественно налоги уже существующие; из новых же видов налогов могут быть допущены лишь те, которые способствовали бы установлению в существующем податном строе большей равномерности обложения всех доходов. 3) Вводя налоги с новых источников дохода, следует возможно менее облагать мелкие промыслы.

По первоначальному плану предполагалось упразднение подушной подати растянуть на 8 лет с таким расчетом, чтобы в первую очередь поставить категории крестьян, находившихся в наиболее тяжелых условиях. С 1 января 1883 г. подать была сложена с приписанных к волостям бывших дворовых людей, безземельных и с крестьян, получивших дарственный надел. В следующем году от платежей были освобождены еще несколько разрядов сельских обывателей, а общая ставка была понижена для всех остальных плательщиков. Хотя Н. Бунге собирался завершить податную реформу только к 1891 г. , уже в 1884 г. он пришел к выводу о необходимости сократить срок ее проведения. «Можно ожидать, — писал он в 1884 г. , — что с отменой подушной подати, с одной стороны, прекратится накопление крупных недоимок, а с другой — возвысится благосостояние всего земледельческого населения, и оно уплатит свободно, по своим средствам, в виде косвенных налогов, акцизов с вина, пива, сахара, табака, таможенных пошлин с чая и других предметов значительную долю того, что взыскивается принудительно в виде подушной подати». Новым указом 25 мая 1885 г. постановлено было совершенно прекратить с 1 января 1887 г. взимание этого налога во всей империи, кроме Сибири.

Намеченный Н. Бунге курс на ликвидацию сословности обложения выразился в том, что понижение прямых налогов с крестьян сопровождалось все более активным привлечением к обложению имущих слоев населения, до этого освобожденных от прямого обложения. После принятия в 1882 г. «Положения о пошлинах, переходящих безмездными способами» в России стали взиматься налоги на наследство (до этого времени существовал лишь 6% сбор с наследств, переходящих по завещанию к лицам, не имеющим право на законное наследование).

С целью устранения неравномерности обложения и увеличения государственных доходов в 1885 г. в законодательство был внесен ряд корректив, учитывающих не только внешние признаки торговых и промышленных заведений, но и их экономические характеристики. Наряду с сохранением прежней патентной системы в виде так называемого «основного» налога были установлены еще «дополнительные» — процентный и раскладочный, построенные уже на учете доходности предприятия. Первый сбор выплачивали предприятия, обязанные по закону публичной отчетностью (акционерные компании, паевые товарищества) в размере 5% с чистого дохода за истекший операционный год; второй сбор — все остальные предприятия в размере, определяемом для различных губерний законодательным порядком на каждые три года. Данные меры несколько увеличили поступление налога (в 1890 г. дополнительные сборы дали 25% всего налога), но не смогли устранить неравномерность промыслового обложения. Оно по-прежнему занимало в бюджете незначительное место, увеличившись с 2,7% в 1875 г. до 3,2% в 1898 г. Показательно, что в 1898 г. промысловое обложение по отношению к бюджету составляло: в Италии — 6 %, в Англии — 5,9%, во Франции — 4,4%.

Читать также:  ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВОЙ СУЩЕСТВОВАНИЯ И ФОРМИРОВАНИЯ ФИНАНСОВ МАТЕРИАЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

Результаты деятельности Н. Бунге по совершенствованию налоговой системы были достаточно продуктивны: ему удалось отказаться от отжившего принципа сословности. Впервые в истории России при распределении налогового бремени был использован критерий платежной способности различных слоев населения, к обложению привлечены доходы имущих групп. В отношении сельского населения была в определенной степени сглажена, хотя и не ликвидирована до конца, неравномерность обложения. Этому способствовали две меры: платежи крестьян нечерноземной полосы были снижены в большей степени, чем повинности с населения черноземной области. Кроме того, платежные оклады бывших помещичьих крестьян стали менее резко превышать повинности более обеспеченных землей государственных крестьян. Несмотря на рост земских и мирских налогов, увеличение поземельного сбора, совокупность платежей крестьянского населения уменьшилась на 37 млн руб. Своеобразной компенсацией за поднятие благосостояния народа, по мысли Н. Бунге, служило увеличение доли косвенного обложения — повышение акцизов и таможенных сборов (в 1881 г. пошлины составляли 16,5% стоимости ввезенных товаров, в 1886 г. — уже 27,85%65) — как относительно щадящей формы налогов. Податная система, сложившаяся в ходе реформ 1880-х гг. была доведена до совершенства ближайшими преемниками Н. Бунге, и, в первую очередь, С. Витте.

В поиске новых источников обложения

Вышнеградский, добившийся значительных успехов в экономике, по существу продолжил курс на финансовую стабилизацию и поощрение отечественной промышленности, проводимый либеральным реформатором Н. Бунге. Однако в податной политике И. Вышнеградский произвел достаточно резкий поворот. В отличие от своего предшественника, он полагал, что текущими ресурсами казны должны быть не только обычные, но и чрезвычайные бюджетные расходы. Кроме того, для осуществления стабилизации валюты требовалось создание золотых запасов. Такая активная программа побуждала И. Вышнеградского повышать налоги и отыскивать новые источники обложения.

Еще до вступления на министерский пост он выступал сторонником введения табачной и водочной монополии. Возглавив финансовое ведомство, И. Вышнеградский инициировал составление соответствующих проектов, но подготовительные работы поставили под сомнение налоговую эффективность этих мер. Поскольку И. Вышнеградский был человеком осторожным и, по свидетельству С. Витте, каждое арифметическое вычисление «непременно проверял сам и находил в этом большое наслаждение», министр отказался от введения потенциально выгодной для казны водочной монополии, пойдя на усиление косвенного обложения и увеличение ставок некоторых прямых податей. В 1887 г. были установлены новые акцизы на керосин и спички, произошло повышение акциза на спирт, табак, состоялось увеличение гербового сбора и цены актовой бумаги, ставок поземельного налога, раскладочного сбора с торговых и промышленных предприятий, проведено дополнительное обложение акционерных обществ. От всех этих мероприятий ожидался дохода объемом в 52 млн руб.

В таможенной политике идеалом И. Вышнеградского был минимальный ввоз при возможно более крупных суммах таможенного дохода, ради чего ежегодно производились повышения тарифных ставок. В 1887 г. по протекционным соображениям увеличены пошлины на каменный уголь, чугун, металлы и металлические изделия. Наряду с этим уже с чисто фискальной целью возросли пошлины на чай, апельсины, лимоны, пряности, сельдь, табак. В 1888 г. под предлогом, что временное улучшение курса рубля ослабило тарифную охрану, был установлен дополнительный таможенный сбор в размере 20% и произведен пересмотр таможенных пошлин, закончившийся изданием нового тарифа по европейской торговле 14 июня 1891 г. Таможенный тариф 1891 г. стал апогеем протекционизма в правительственной политике. По подсчетам авторитетного экономиста И. Янжула, пошлины оказались «увеличены в 164 случаях, уменьшены в 15 случаях, введены первый раз в 11 случаях, и, наконец, остались старые ставки в 173 случаях. Покровительственный характер политики достиг в тарифе 1891 г. своей крайней формы: очень мало товаров осталось беспошлинными, обложение по многим статьям увеличено на 100 и даже 300%, многие ставки носили случайный и малообъяснимый характер». Следствием ужесточения правительственного курса стала так называемая «таможенная война» с главным торговым партнером России — Германией, в результате которой обе стороны пошли на уступки и подписали договор 1894 г. , предусматривавший уменьшение ставок обложения. Таким образом, таможенная политика России была несколько скорректирована, однако общий курс ее в целом не изменился. Покровительственные начала сыграли определенную роль на раннем этапе становления русской промышленности, но дальнейшее сохранение тепличных условий вело к снижению ее конкурентоспособности. В непростом положении оказались и рядовые налогоплательщики. С одной стороны, таможенное обложение способствовало повышению цен на товары, произведенные отечественной промышленностью, с другой, — именно они, в конечном счете, оплачивали весь таможенный доход.

Одной из отличительных черт фискальной политики И. Вышнеградского была активность при взыскании как текущих платежей, так и недоимок по уже отмененным сборам. Если, по предположениям Н. Бунге, недоимки по подушной подати одновременно с упразднением следовало списать, облегчая, тем самым, положение плательщиков, то его преемник придерживался другого мнения. Так, в 1887 г. было взыскано около 7 млн руб. недоимок, в следующем году — уже свыше 9 млн руб. Усиленное взыскание недоимок и податей вынуждало крестьян к спешной распродаже хлебных запасов, в том числе и зерна, необходимого для посевов и питания, что грозило непредсказуемыми отрицательными последствиями. Казалось, активная податная политика оправдывала себя: с 1888 г. государственные бюджеты стали бездефицитными. Но вскоре в России разыгралась трагедия, поставившая под вопрос оправданность проводимого министром финансов курса. Голод, наступивший в 1891 г. в одном из основных зернопроизводящих районов страны — Поволжье, потребовал экстренных мер со стороны финансового управления, и в первую очередь выделения из казны 162,5 млн руб. на нужды бедствующего населения. По сути, расход на помощь пострадавшему населению поглотил почти все свободные средства казначейства, а расстройство пострадавших хозяйств увеличило недоимки и отразилось значительным недобором по основным статьям государственных доходов. «Голодные 1891 и 1892 годы с их разрушительными последствиями явились тяжелой расплатой за односторонний и суровый фискализм, которым была проникнута финансовая политика восьмидесятых годов»

Преемником ушедшего в 1892 г. в отставку И. Вышнеградского, стал С. Витте. В целом он продолжил преобразования Н. Бунге, однако его мотивация необходимости реформ несколько отличалась. Бунге полагал, что целью податных преобразований является подъем благосостояния народа, который благоприятно скажется на экономике страны, поскольку возрастающий потребительский спрос стимулирует производство, а благодаря увеличению налогов на потребление пополняется казна. По мнению С. Витте, на первом месте должны были стоять интересы государственного хозяйства и бюджета, рост которых опирается на развитие экономики и усиление податного бремени.

Другой глобальной мерой С. Витте в налоговом деле стало существенное увеличение продуктивности налога на предпринимательскую деятельность (промысловый налог), уровень обложения которой почти на всем протяжении XIX в. был весьма невысок. Объяснение этому крылось в двух главных причинах: с одной стороны, российское правительство не хотело ставить препятствий развитию промышленности, находившейся в привилегированном, по сравнению с аграрным сектором, положении; с другой, — слабому обложению предпринимательства способствовало несовершенство формы существовавшего налога. Действовавшая, с определенными изменениями, с 1824 г. патентная система допускала крайнюю неравномерность обложения. Крупные предприятия пользовались преимуществами, не оправдываемыми ни фискальными, ни экономическими соображениями. Так, все кредитные и банковские учреждения с капиталом свыше 50 000 тыс. руб. обязаны были выкупать свидетельство 1-й гильдии. В результате, одинаковую сумму налога платили как единоличные предприниматели (физические лица) или общества взаимного кредита с капиталом 50—60 тыс. рублей, так и акционерные банки с капиталом в десятки миллионов рублей. К одной категории налогоплательщиков были отнесены как небольшой завод с 17 работниками, так и промышленный гигант с многотысячным персоналом.

Проведенные при Н. Бунге реформы внесли элемент прогрессивности в обложение, однако его общий уровень по-прежнему оставался невысоким. По данным Министерства финансов, после введения дополнительного сбора торговцы и промышленники в среднем должны были уплачивать не более 4% с чистого дохода, в то время как земельные собственники платили от 4 до 5,5%, а владельцы других недвижимых имуществ — до 6,5%74. Считая нормы обложения, утвержденные в 1885 г. , недостаточными, С. Витте настоял на увеличении с 1893 г. размера процентного (с 3 до 5%) и раскладочного дополнительного сборов (на 25%) и на привлечении к платежу раскладочного сбора фабрик и заводов, уплачивающих акцизные сборы.

В 1894 г. по инициативе С. Витте министерством финансов был подготовлен новый проект промыслового обложения, в котором на принципах прогрессивности предусматривалось общее увеличение ставок как основного (патентного), так и дополнительного сборов. Проект положения о государственном промысловом налоге был направлен министерством финансов на отзыв в представительные организации — биржевые комитеты, купеческие общества, отраслевые предпринимательские объединения. Подавляющее большинство принявших участие в обсуждении проекта промышленников, коммерсантов и банкиров выступило решительно против увеличения обложения предпринимательской деятельности. Несмотря на это, в 1898 г. правительство приняло новое «Положение о государственном промысловом налоге», в котором обложение торгово-промышленной деятельности строилось на сочетании традиционной «патентной системы» с элементами подоходно-прогрессивного налога.

Как и прежде за право деятельности надо было заплатить т. «основной налог» в виде покупки патента, однако теперь он должен был выкупаться не на отдельного предпринимателя, а на каждое торгово-промышленное предприятие. Основной налог представлял собой пошлину лицензионного типа, стоимость которой зависела от класса местности (всего 5 классов) и разряда предприятия (для торговых предприятий — 5 разрядов, промышленных — 8). Прогрессивный элемент в обложение вносил «дополнительный налог», который взимался с отчетных (т. акционерных) и неотчетных предприятий в разных формах. Первые платили налог с капитала и процентный сбор с прибыли (если она превышала 3%), который устанавливался на началах умеренной прогрессивности. Для предприятий неакционерных дополнительный налог был установлен по новому положению в виде раскладочного сбора и процентного сбора с прибыли, превышающей определенный размер.

В результате налоговой политики С. Витте податное бремя в значительной степени переместилось с крестьянства на относительно зажиточные городские слои. Сторонник активного пополнения государственных доходов, С. Витте ставил необходимость пересмотра положения крестьян в прямую связь с интересами государственного бюджета. С его точки зрения, главным путем повышения благосостояния, а значит, и способности платить налоги, было последовательное решение злополучного «крестьянского вопроса». В качестве решающих мер им предлагались отмена выкупных платежей, ликвидация общины с круговой порукой, а затем и стимулирование хуторянина-производителя, наделение крестьянства землей путем организации широкомасштабного переселения из центра на восточные окраины. В конце XIX столетия из всех предложенных С. Витте мер облегчения податного бремени крестьянства удалось осуществить только те, которые не носили радикального характера. В 1895 г. была облегчена уплата крепостных пошлин по переходу заложенных имений, понижена на одну треть пошлина со страховых имуществ. С 1896 г. установлено значительное облегчение по уплате крестьянами выкупного долга; наполовину понижен (на срок в десять лет) государственный поземельный налог, и, наконец, в 1898 г. была отменена подушная подать в Сибири. В полной мере программе С. Витте не суждено было воплотиться в жизнь в конце XIX столетия, ее реализация началась позже — при П. Столыпине, с именем которого она и вошла в историю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *