Погребинский Ап Государственные финансы царской России в эпоху империализма. Агония старого режима. 1905-1917

1 Шульгин В. Дни. Белград, 1925. 156.

2 Погребинский А. Государственные финансы царской России в эпоху империализма. , 1968.

3 Yurovsky L. Currency Problems of the Soviet Union. Lnd. , 1925. 12; Claus R. Die Kriegswirtschaft Russlands. Bonn; Leipzig, 1922.

4 Рассчитано С. Прокоповичем. : Сидоров А. Финансовое положение России в годы первой мировой войны. , 1960. 131-132.

5 Расчет сделан на основании данных, приведенных в кн. : Сидоров АЛ. Финансовое положение России. 117.

6 Claus R. Die Kriegswirtschaft.

7 Сидоров АЛ. Финансовое положение России. 146.

8 Claus R. Die Kriegswirtschaft.

9 Ibid. 4-5.

10 Статистический справочник по аграрному вопросу / Под ред. Огановского, А. Чаянова. , 1917. 10-11; Предварительные итоги всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 г. , 1916.

11 БыстренинВ. //РМ. 1916. Нояб. 1; см. также: Изгоев А. //РМ. 1916. Окт.

12 Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. , 1927. 137.

13 Bazylow L. Obalenie caratu. Warsaw, 1976. 160.

14 Florinsky M. The End of the Russian Empire. New Haven, Conn. , 1931. 121.

15 Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. 131.

16 Knox A. With the Russian Army, 1914-1917. Lnd, 1921. Vol. 388; ср. : Анфимов A. Российская деревня в годы первой мировой войны, 1914-1917 гг. , 1962. 306-309.

17 Дякин B. Русская буржуазия и царизм в годы первой мировой войны (1914-17). , 1967. 132-133.

18 Knox A. With the Russian Army. Vol. 422.

19 Маниковский А. Боевое снабжение русской армии в мировую войну. , 1930. 165,398.

20 Stone N. The Eastern Front, 1914-1917. Lnd. , 1976. 238.

21 Paleologue M. La Russie des Tsars pendant la Grande Guerre. Paris, 1922. Vol. 92-93.

22 Letters of the Tsaritsa to the Tsar, 1914-1916 / Ed. by B. Pares. Lnd. , 1923. XXIV; Pares B. The Fall of the Russian Monarchy. Lnd. , 1939. 401 (приводятся слова Юсупова).

23 Показания Штюрмера// Падение. 222.

24 Там же. 205.

25 Knox A. With the Russian Army. Vol. 413.

26 Gurko B. Memories and Impressions of War and Revolution in Russia, 1914-1917. Lnd. , 1918. 188.

27 Knox A. With the Russian Army. Vol. 416.

28 Дякин B. Русская буржуазия. 274-275. : Блок А. Последние дни императорской власти // Собр. соч. ; Л. , 1962. 193; см. также : РЗ. 1916. Нояб. 243.

29 Речь. 1917. 3 янв. // Дякин B. Русская буржуазия. 275.

30 Спиридович А. Великая война и февральская революция, 1914-1917 гг. , 1962.

31 Knox A. With the Russian Army. Vol. 424-425.

32 KA. 1926. №4(17). С 24.

33 Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. 127.

34 Там же. 136.

35 Knox A. With the Russian Army. Vol. 552; Letters/ Ed. Pares. XXXVIII.

36 Knox A. With the Russian Army. Vol. 542.

37 Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. 134.

38 Knox A. With the Russian Army. Vol. 515; Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. 133-134.

39 Изгоев // РМ. 1916. Окт. 1-5.

40 Петрищев А. // РЗ. 1916. Окт. 233-239.

41 Сидоров АЛ. Экономическое положение России в годы первой мировой войны. , 1973. 492, 496; Лященко П. История народного хозяйства СССР. , 1952. 641.

42 Сидоров А. Экономическое положение. 496.

43 Пайпс Р. Струве: правый либерал. , 2001. 294.

44 Bazylow L. Obalenie caratu. 303-304.

45 См. : Мельгунов СП. Легенда о сепаратном мире. Париж, 1957.

46 Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. 138.

47 Тоже. 140-141,147-148.

48 Pares В. The Fall. 378-379.

49 Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. 141.

50 Letters / Ed. by B. Pares. 395. Русский перевод см. : Т. 120.

51 Pares В. The Fall. 380.

52 Черменский Е. IV Государственная дума и свержение царизма в России. , 1976. 201.

53 Pares В. The Fall. 380.

54 Gurko В. Memories and Impressions. 184.

55 Гучков, согласно: Pares В. The Fall. 381.

56 Черменский Е. IV Дума. 196.

57 Падение. 1-64.

58 Черменский Е. IVдума. 198.

59 Дякин B. Русская буржуазия. 268-269.

60 Падение. 29; Katkov G. Russia 1917: The February Revolution. , 1967. 213.

61 Pares B. The Fall. 383.

62 Черменский Е. IV дума. 204.

63 Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. 145-148; Дякин B. Русская буржуазия. 236-237.

64 Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. 146-147.

65 Там же. 147.

66 Дякин B. Русская буржуазия. 241.

67 Семенников В. Монархия перед крушением, 1914-1917. , 1927. 130-131.

68 Hasegawa Ts. The February Revolution: Petrograd 1917. Seattle; Lnd. , 1981.

69 KA. 1923. С 196.

70 Черменский Е. IV дума. 206.

71 Там же.

72 Там же. 207.

73 Там же.

74 Государственная дума: Стеногр. отчет. IV созыв. Сессия 5. Заседание 1. 11-13.

75 Там же С. 29-33.

76 Резанов А. Штурмовой сигнал П. Милюкова. Париж, 1924. 43-61.

77 Милюков П. Воспоминания, 1859-1917. , 1955. 276-277.

78 Милюков Петрункевичу в 1919 году. (См. : Дякин B. Русская буржуазия. 243

79 Bazylow L. Obalenie caratu. 204.

80 Ольденбург С. Царствование Императора Николая II. Мюнхен, 1949. 218-220.

81 Среди современников эти взгляды разделяли: дворцовый комендант В. Воейков (С царем и без царя. Гельсингфорс, 1936. 166) и либеральный публицист Ариадна Тыркова-Вильямс (From Liberty to Brest Litovsk. Lnd. , 1919. 3); среди историков: Черменский (IV дума. 212-213), Дякин (Русская буржуазия. 275-276) и Георгий Катков (Russia, 1917. , 1967. 194-197).

82 Государственная дума: Стеногр. отчет. IV созыв. Сессия 5.

83 Воейков. С царем и без царя. 185.

84 Бобринский // BE. 1916. № 12. 379.

85 Дякин B. Русская буржуазия. 244.

86 Lettres des Grands-Dues a Nicolas II. , 1926. 258-259.

87 Переписка Николая и Александры Романовых, 1916-1917. ; Л. , 1927. 128-129, 131.

88 Дякин B. Русская буржуазия. 244-245.

89 Спиридович А. Великая война. 189; BE. 1917. № 2. 324.

90 Paleologue M. La Russie des Tsars. Vol.

91 Ibid.

92 Ibid. 105.

93 Речь. 1916. 11-14нояб. //РЗ. 1916. Нояб. 238-239.

94 Дякин B. Русская буржуазия. 248; Спиридович А. Великая война. 175-176; BE. 1916. Нояб. 342-343.

95 Вел. Дмитрий // Юсупов Ф. Конец Распутина. Париж, 1927. 134.

96 Государственная дума: Стеногр. IV созыв. Сессия 5. Заседание 6 (19нояб. 1916). 253-254.

97 Там же. Заседание 18 (16 дек. 1916). 1225-1226; Bazylow L. Obalenie caratu. 248-249.

98 KA. 1923. 187.

99 Спиридович А. Распутин. Париж, 1935. 335-338.

100 Letters/Ed. by В. Pares. 221. Русский перевод см. : Переписка Николая и Александры Романовых, 1914-1915 гг. М; Пг. , 1923. 459.

101 См. последнюю волю и завещание в кн. : Симанович А. Распутин. Париж, 1930. 256; Семенников В. Политика Романовых накануне Революции. ; Л. , 1926.

102 Падение.

103 Коковцов. Из моего прошлого.

104 Спиридович. Распутин.

105 Дякин B. Русская буржуазия. 261.

106 Переписка Романовых. 153.

107 Спиридович А. Великая война. 177; ср. : Pares В. The Fall. 382.

108 Протопопов // Падение. 15-16. 176-177; Mossolov A. At the Court of the Last Tsar. Lnd. , 1935. 170-173.

109 Там же.

110 Протопопов // Падение. 5; Спиридович А. Великая война.

111 Katkov. Russia 1917. 197.

112 Маклаков// СЗ. 265.

113 Pares В. The Fall. 396.

114 Ibid. 396-397,402.

115 ibid. 403.

116 Спиридович. Распутин. 369-370; Шульгин. Дни. 119.

117 Спиридович. Распутин. 374.

118 Paleologue M. La Russie des Tsars. Vol. 141.

119 Pares B. The Fall. 406.

120 Пуришкевич В. Убийство Распутина. Париж, 1923.

120 Pares В. The Fall. 462; KA. 1923. № 4. С 425.

122 Спиридович. Распутин. 396.

123 Спиридович А. Великая война. 207.

124 там же. 216-217; Pares В. The Fall. 410.

125 Воейков. С царем и без царя. 178.

126 Юсупов. Конец Распутина. 204.

127 KA. 1927. №1(20). 124.

128 Спиридович А. Великая война. 203, 211.

129 Там же. 217.

130 Текст см. : Воейков. С царем и без царя. 182-183.

131 Спиридович А. Великая война. 214-215.

132 Там же.

133 Там же. 184; Дякин B. Русская буржуазия. 287.

134 Pares В. The Fall. 414.

135 Воейков. С царем и без царя. 191.

136 Bazylow L. Obalenie caratu. 338-339.

137 Спиридович А. Великая война. >38 КА. 1927. №1(20). 126.

139 Спиридович А. Великая война.

140 Rodzianko M. The Reign of Rasputin. Lnd. , 1928. 253-254.

141 СЗ. 1928. 279

142 Гучков//ПН. 1936. 9сент. № 5647. 2; 13сент. № 5651.

143 Маклаков // СЗ. 1928. № 34. 279.

144 Гучков//ПН. 1936. 9сент. №5647. №5651. 13сент. 2; см. также: Pares В. The Fall. 427-448; Падение. 278; Дякин B. Русская буржуазия. 301-302; Спиридович А. Великая война. 166; Т. 46; Hasegawa Ts. The February Revolution. 187.

145 См. : Pares B. The Fall. 428-429; Дякин B. Русская буржуазия. 300; Спиридович А. Великая война. 14-17; Гучков// ПН. 1936. 13 сент. №5651.

146 Секретный доклад от 26 янв. 1917 г. : Блок. Последние дни. 205-208.

147 Там же; Bazylow L. Obalenie caratu. 287.

148 Спиридович А. Великая война.

149 Там же. 188;Т.

150 Дякин B. Русская буржуазия. 273-274.

151 Спиридович АИ. Великая война. 47; Katkov. Russia 1917. 240.

152 ПР. 1923. № 13. 269-270.

153 Блок. Последние дни. 220; Bazylow L. Obaienie caratu. 344-345.

154 Спиридович А. Великая война. 47; Протопопов// ГМ. 1926. 189-191.

155 Блок. Последние дни. 220-221; Bazylow L. Obalenie caratu. 344-345.

156 Дякин B. Русская буржуазия. 274-275.

157 Спиридович А. Великая война.

158 ЩеголевП. Охранники и авантюристы. , 1930. 140-141.

4 Рассчитано С. Прокоповичем. : Сидоров А. Финансовое положение России в годы первой мировой войны. , 1960. 131–132.

9 Ibid. 4–5.

10 Статистический справочник по аграрному вопросу / Под ред. Огановского, А. Чаянова. , 1917. 10–11; Предварительные итоги всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 г. , 1916.

16 Knox A. With the Russian Army, 1914–1917. Lnd, 1921. Vol. 388; ср. : Анфимов A. Российская деревня в годы первой мировой войны, 1914–1917 гг. , 1962. 306–309.

17 Дякин B. Русская буржуазия и царизм в годы первой мировой войны (1914-17). , 1967. 132–133.

19 Маниковский А. Боевое снабжение русской армии в мировую войну. , 1930. 165, 398.

20 Stone N. The Eastern Front, 1914–1917. Lnd. , 1976. 238.

21 Paleologue M. La Russie des Tsars pendant la Grande Guerre. Paris, 1922. Vol. 92–93.

22 Letters of the Tsaritsa to the Tsar, 1914–1916 / Ed. by B. Pares. Lnd. , 1923. XXIV; Pares B. The Fall of the Russian Monarchy. Lnd. , 1939. 401 (приводятся слова Юсупова).

26 Gurko B. Memories and Impressions of War and Revolution in Russia, 1914–1917. Lnd. , 1918. 188.

28 Дякин B. Русская буржуазия. 274–275. : Блок А. Последние дни императорской власти // Собр. соч. ; Л. , 1962. 193; см. также: РЗ. 1916. Нояб. 243.

30 Спиридович А. Великая война и февральская революция, 1914–1917 гг. , 1962.

31 Knox A. With the Russian Army. Vol. 424–425.

32 KA. 1926. № 4(17). С 24.

38 Knox A. With the Russian Army. Vol. 515; Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. 133–134.

39 Изгоев // РМ. 1916. Окт. 1–5.

40 Петрищев А. // РЗ. 1916. Окт. 233–239.

44 Bazylow L. Obalenie caratu. 303–304.

47 Тоже. 140–141,147-148.

48 Pares В. The Fall. 378–379.

57 Падение. 1–64.

59 Дякин B. Русская буржуазия. 268–269.

63 Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. 145–148; Дякин B. Русская буржуазия. 236–237.

64 Буржуазия накануне февральской революции / Под ред. Граве. 146–147.

67 Семенников В. Монархия перед крушением, 1914–1917. , 1927. 130–131.

74 Государственная дума: Стеногр. отчет. IV созыв. Сессия 5. Заседание 1. 11–13.

75 Там же С. 29–33.

76 Резанов А. Штурмовой сигнал П. Милюкова. Париж, 1924. 43–61.

77 Милюков П. Воспоминания, 1859–1917. , 1955. 276–277.

80 Ольденбург С. Царствование Императора Николая II. Мюнхен, 1949. 218–220.

81 Среди современников эти взгляды разделяли: дворцовый комендант В. Воейков (С царем и без царя. Гельсингфорс, 1936. 166) и либеральный публицист Ариадна Тыркова-Вильямс (From Liberty to Brest Litovsk. Lnd. , 1919. 3); среди историков: Черменский (IV дума. 212–213), Дякин (Русская буржуазия. 275–276) и Георгий Катков (Russia, 1917. , 1967. 194–197).

Читать также:  ДЕПАРТАМЕНТ ФИНАНСОВ АДМИНИСТРАЦИИ ВОЛГОГРАДА ЭТО

84 Бобринский // BE. 1916. № 12. 379.

86 Lettres des Grands-Dues a Nicolas II. , 1926. 258–259.

87 Переписка Николая и Александры Романовых, 1916–1917. ; Л. , 1927. 128–129, 131.

88 Дякин B. Русская буржуазия. 244–245.

89 Спиридович А. Великая война. 189; BE. 1917. № 2. 324.

93 Речь. 1916. 11-14нояб. //РЗ. 1916. Нояб. 238–239.

94 Дякин B. Русская буржуазия. 248; Спиридович А. Великая война. 175–176; BE. 1916. Нояб. 342–343.

96 Государственная дума: Стеногр. IV созыв. Сессия 5. Заседание 6 (19нояб. 1916). 253–254.

97 Там же. Заседание 18 (16 дек. 1916). 1225–1226; Bazylow L. Obalenie caratu. 248–249.

98 KA. 1923. № 4. 187.

99 Спиридович А. Распутин. Париж, 1935. 335–338.

100 Letters/Ed. by В. Pares. 221. Русский перевод см. : Переписка Николая и Александры Романовых, 1914–1915 гг. М; Пг. , 1923. 459.

108 Протопопов // Падение. 15–16. 176–177; Mossolov A. At the Court of the Last Tsar. Lnd. , 1935. 170–173.

114 Ibid. 396–397,402.

116 Спиридович. Распутин. 369–370; Шульгин. Дни. 119.

120 Pares В. The Fall. 462; KA. 1923. № 4. С 425.

124 там же. 216–217; Pares В. The Fall. 410.

127 KA. 1927. № 1(20). 124.

130 Текст см. : Воейков. С царем и без царя. 182–183.

131 Спиридович А. Великая война. 214–215.

136 Bazylow L. Obalenie caratu. 338–339.

137 Спиридович А. Великая война. >38 КА. 1927. № 1(20). 126.

140 Rodzianko M. The Reign of Rasputin. Lnd. , 1928. 253–254.

142 Гучков//ПН. 1936. 9сент. № 5647. 2; 13сент. № 5651.

143 Маклаков // СЗ. 1928. № 34. 279.

144 Гучков//ПН. 1936. 9сент. № 5647. № 5651. 13сент. 2; см. также: Pares В. The Fall. 427–448; Падение. 278; Дякин B. Русская буржуазия. 301–302; Спиридович А. Великая война. 166; Т. 46; Hasegawa Ts. The February Revolution. 187.

145 См. : Pares B. The Fall. 428–429; Дякин B. Русская буржуазия. 300; Спиридович А. Великая война. 14–17; Гучков// ПН. 1936. 13 сент. № 5651.

146 Секретный доклад от 26 янв. 1917 г. : Блок. Последние дни. 205–208.

150 Дякин B. Русская буржуазия. 273–274.

152 ПР. 1923. № 13. 269–270.

153 Блок. Последние дни. 220; Bazylow L. Obaienie caratu. 344–345.

154 Спиридович А. Великая война. 47; Протопопов// ГМ. 1926. № 2. 189–191.

155 Блок. Последние дни. 220–221; Bazylow L. Obalenie caratu. 344–345.

156 Дякин B. Русская буржуазия. 274–275.

158 ЩеголевП. Охранники и авантюристы. , 1930. 140–141.

Госфиниздат. 1954. 268 стр. Тираж 7000. Цена 10 руб. 95 коп.

Глубокое и всестороннее изучение истории народного хозяйства, а стало быть, и исторического процесса в целом, немыслимо без исследования финансов, весьма точно отражающих (особенно в эпоху капитализма) состояние экономики и классовый характер политики государств и, в свою очередь, оказывающих активное воздействие на экономику и политику. Поэтому ценным является почин А. Погребинского, опубликовавшего первую в советской литературе обобщающую работу по истории финансов дореволюционной России XIX и начала XX века. Широта тематики, значительный охват материала, ясность изложения делают книгу полезным пособием не только для «узких» специалистов, но и для преподавателей, студентов. Автор строит свою работу в историческом плане, прослеживая основные этапы развития государственных финансов, их взаимосвязь с социально-экономическим развитием страны. Структура книги соответствует в основном принятой в нашей литературе периодизации истории СССР эпохи капитализма, а то, что период империализма доведен здесь до своего исторического конца — кануна Октябрьской революции, — придает изложению необходимую цельность и завершенность.

Работа А. Погребинского в целом удачно соединяет в себе итоги предшествующих исследований и результаты самостоятельной разработки ряда проблем, либо мало изученных, либо запутанных и искаженных многими буржуазными историками и экономистами. В этом отношении следует отметить разделы книги, посвященные финансам России в период кризиса крепостнической системы хозяйства, финансовой реформе 1862 г. , железнодорожному строительству второй половины XIX века и др. Не ограничиваясь литературой вопроса, А. Погребинский обратился к архивным материалам и ввел в научный оборот ряд новых фактов и данных.

Правда, стремление автора к обновлению материала приводит подчас к неравномерности изложения в ущерб тем вопросам, по которым не удалось привлечь новых источников. Так, обращает на себя внимание скудость фактического материала по истории займов, в частности внешних займов царизма конца XIX в. и предвоенных лет XX в. (1909 — 1914). Сравнительно слабо освещены состояние железнодорожного хозяйства и особенности нового железнодорожного строительства 1900-х годов. Полагаем, что такая неравномерность, в какой-то мере неизбежная в обобщающей работе, могла бы быть преодолена хотя бы частично за счет более интенсивного использования литературы.

Работе не хватает историографического обзора (не приложена даже библиография или список использованных трудов). В частности, очень полезно было бы подвергнуть критическому разбору дореволюционные монографии, часть из которых (как, например, «Русский государственный кредит» П. Мигулина или «Государственный долг» М. Боголепова) сохраняет по своему фактическому материалу значение по сей день. Автора можно упрекнуть и в том, что он придерживается догматического метода изложения: не полемизирует, не оговаривает спорности некоторых положений в современной литературе.

Центральной проблемой данной работы является вопрос о социальной природе государственных финансов дореволюционной России и финансовой политики царизма. Автор отчетливо показывает роль финансов как орудия дополнительной эксплуатации трудящихся масс, правильно отмечает, что налоговая система в России, косившая до падения крепостного права ярко выраженный средневековый характер, продолжала сохранять крепостнические черты и в пореформенное время. Погребинский опровергает, в частности, либеральную версию, иногда не критически повторяемую и некоторыми советскими авторами, о якобы прогрессивных преобразованиях в налоговой системе, произведенных в 80-х годах министром финансов Бунге.

Если общая оценка пореформенной налоговой системы, которую дает автор, не вызывает возражений, то все же желательно, чтобы эта важнейшая сторона работы была дополнена и углублена. В главах по истории финансов конца XIX — начала XX в. недостает анализа прямых налогов — поземельного, промыслового и др. ; не вскрыта механика переложения их на плечи трудящихся. Отсутствует четкая картина, показывающая вытеснение прямых

налогов косвенными. Данные о повышении налогов, приводимые в рецензируемой книге, целесообразно было бы сопоставить со сведениями о росте населения, показав, таким образом, реальное усиление тяжести налогового гнета (так, в 1900 — 1913 гг. рост налогов превысил прирост населения более чем в 3 раза).

Пытаясь замаскировать все возраставшее ограбление масс, официальная дореволюционная литература обычно ссылалась на то, что душевое обложение в царской России было ниже, чем в других капиталистических странах. Но она скрывала то решающее обстоятельство, что и народный доход на душу населения в условиях полукрепостного строя был в несколько раз ниже, чем на Западе. Если брать отношение налогов (государственных и местных) к душевому доходу, то оно составляло в 1914 г. в Англии и Германии немногим менее 10%, в Италии — около 11%, во Франции — 11,6%, а в царской России — 14,8%1. При этом надо учесть еще резкую неравномерность в обложении имущих и неимущих слоев налогоплательщиков, Нельзя не пожалеть, что А. Погребинский не обратил должного внимания на эту сторону дела. Общее положение о том, что налоговый гнет в деревне «был особенно тягостным для бедняков» (стр. 101), не подтверждено соответствующими цифровыми данными. Так же декларативно звучит в книге и другое важное положение — о влиянии косвенных налогов на рост цен и сокращение реального заработка трудящихся (стр. 98).

Нельзя согласиться с утверждением автора, что кризис начала XX в. и неурожай 1901 г. затруднили возможность выколачивать прямые налоги с населения, а сокращение народного потребления уменьшило поступление косвенных налогов (стр. 181), Вывод этот построен на умозаключениях, а не на фактах, которые показывают, что царизм и в условиях кризиса, обострившейся нужды масс продолжал политику повышения налоговых ставок и расширения акцизного обложения, добиваясь таким путем увеличения налоговых поступлений. За 1900 — 1903 гг. , по подсчетам Ю. Шебалдина, все доходы казны увеличились на 19%, в том числе косвенные налоги возросли на 26%.

Главное, чего не хватает, на наш взгляд, исследованию А. Погребинского, — это конкретного анализа перераспределения народного дохода через каналы бюджета в пользу имущих классов. Теоретически бесспорное положение, что финансовая система «служила рычагом перераспределения национального дохода в пользу буржуазии, в ущерб пролетариату» (стр. 5), будучи механически примененным к царской России, представляется неполным и упрощенным. Во-первых, то, что отнималось у рабочих в качестве налогов, доставалось не одной буржуазии и даже в первую очередь не ей, поскольку государственная машина царизма находилась в руках помещиков-крепостников. Во-вторых, налоги были орудием дополнительной эксплуатации не только рабочих, но и крестьян, составлявших подавляющее большинство налогоплательщиков. Следовательно, и дополнительное обогащение крупного капитала происходило в значительной мере за счет ограбления помещичьим государством крестьянских масс — крайне важное обстоятельство, проливающее свет на экономические основы контрреволюционного союза верхов буржуазии с реакционными помещиками, на природу «военно-феодального империализма» царской России.

Упрощенная трактовка данного вопроса сказывается и в других местах книги, в частности в анализе таможенного протекционизма. Автор рассматривает его как один из источников сверхприбылей крупного монополистического капитала, лишь вскользь отмечая фискальное значение протекционистской системы (стр. 77) и не показывая, как распределялся таможенный доход между государством и крупным капиталом. Между тем, по подсчетам, относящимся к 1905 г. , 66% всей поступившей пошлины приходилось на долю товаров, обложение которых имело чисто фискальное значение или отвечало «интересам сельского хозяйства» (то есть в первую очередь помещиков)2.

Финансовая политика царизма в данном случае, как и во многих других, носила противоречивый, двойственный характер: удовлетворение потребностей быстро растущего и крепнущего капитала сочеталось в ней с обслуживанием правящего дворянско-помещичьего класса, сохранение власти и привилегий которого оставалось главной задачей монархии. Правда, сдвиги в сторону

1 Исходя из цифры народного дохода 16400 млн. руб. Струмилин. Очерки советской экономики. 1930, стр.

2 В. Литвинов-Фалинский. Наше экономическое положение и задачи будущего. СПБ. 1908, стр.

буржуазной монархии проявились в наибольшей мере в финансово-экономической политике царизма. Но было бы абсолютно неверным отрывать финансы от общей политики царского правительства и рассматривать их как область исключительного господства буржуазии. Некоторые же положения А. Погребинского могут вызвать у читателя именно такое ошибочное представление. Так, на стр. 173 говорится: «Государственные финансы стали орудием в руках монополистической буржуазии. Подчинив себе аппарат государственной власти, магнаты капитала вступили на путь беззастенчивого грабежа казенных средств, собранных у миллионов налогоплательщиков».

Погребинский прав, отмечая, что казенные заказы, ссуды Государственного банка, экспортные премии и другие средства финансовой политики царизма всецело соответствовали интересам «монополизированных отраслей промышленности». Но автор не показывает, что другие стороны этой политики полностью или частично соответствовали интересам помещиков. Для этого следовало более подробно проанализировать не только доходную, но и расходную часть бюджета. Вопрос о сахарных акцизах и «сахарной нормировке» (кстати сказать, введенной не в начале XX в. , а в 1895 г. ) или о винной монополии и поощрении винокуренной промышленности нельзя рассматривать, как это делает А. Погребинский, только в плане взаимоотношений царизма и магнатов капитала; надо учитывать прямую заинтересованность в этих мерах крупнейших землевладельцев и правящих сфер. Отмечая чрезвычайно высокие пошлины на плуги и другие сельскохозяйственные орудия, употреблявшиеся в крестьянских хозяйствах (стр. 98), автор упускает из виду, что сложные земледельческие машины, применявшиеся в помещичьих (а отчасти и в кулацких) экономиях, ввозились беспошлинно. Как ни малы были размеры обложения крупной буржуазии, они были все же выше ничтожного обложения помещиков, что порождало постоянные конфликты (особенно вокруг ставок промыслового налога). Факты этого рода нетрудно умножить.

Оценивая третьеиюньский период как своеобразную ступень всей капиталистической эволюции страны, В. Ленин писал в 1911 г. : «Устраняет ли эта ступень сохранение «власти и доходов» — говоря в социологическом смысле — за землевладельцами феодального типа? Нет, не устраняет. Происшедшие изменения. не устраняют основных черт старого режима, старого взаимоотношения социальных сил»3. Эти основные черты полукрепостного строя должен постоянно иметь в виду и историк финансов дореволюционной России, рассматривает ли он внутреннее финансовое положение страны или характер ее зависимости от иностранного капитала.

Читать также:  20 лучших фильмов, похожих на Карманные деньги (1994)

Следует признать, что последний вопрос в его конкретном плане принадлежит к числу наименее разработанных в советской историко-экономической литературе. Причем, если проблема проникновения иностранного капитала в промышленность и банки России привлекала к себе внимание исследователей, то истории внешних займов царизма не посвящено ни одной специальной работы. Это отразилось и на рецензируемой книге. Данные о росте государственного долга и его составе носят здесь довольно разрозненный характер (и не сведены даже в таблицу); причины и особенно последствия займовой политики самодержавия не вскрыты до конца.

Если свести воедино отдельные замечания, высказанные в книге, можно сделать вывод, что огромный государственный долг царизма (как внутренний, так и внешний) являлся результатом непрерывно растущих военных расходов, хронической дефицитности бюджета «а протяжении ряда десятилетий и осуществления на государственные средства железнодорожного строительства. Однако данные на этот счет, приводимые автором, несколько преуменьшены. Размеры государственного долга (включая гарантированные государством железнодорожные займы, но без государственных ипотечных займов) составили к 1914 г. не 8,8 млрд. руб. , как указывает А. Погребинский, не приводя источника (стр. 130), а более 10,5 млрд. руб. , причем удельный вес железнодорожных займов выражался не в 35%, а в 46%4. Следовательно, примерно половина государственного долга России была связана с железнодорожным строительством. В конце же XIX в. на долю железнодорожных займов приходилось и того больше — 53% всей суммы долга.

3 В. Ленин. Соч. 17, стр. 118.

4 Эти и последующие данные по государственной задолженности исчислены на основании обобщенных материалов русской статистики ценных бумаг (см. Статистические приложения в работе И. Гиндина «Русские коммерческие банки». 1948, стр. 391 — 405, 394 и 444 — 447).

Чем объяснить такое направление займовой политики самодержавия, создающее видимость производительного использования займов? А. Погребинский приводит известные слова Маркса о том, что «во всех странах, за исключением Англии, правительства покровительствовали железнодорожным компаниям и обогащали их за счет государственного казначейства». Автор указывает, что это положение Маркса особенно применимо к дореволюционной России — «стране, сравнительно бедной капиталами, где политика «воспособления» со стороны казны имела длительные исторические традиции» (стр. 138). Правильно, на наш взгляд, заключение автора, что железнодорожные займы конца XIX в. послужили царизму важным средством «уравновешивания» платежного баланса за счет привлечения иностранных капиталов (стр. 146 — 147). Но эта мысль была бы гораздо убедительнее, если бы автор отметил, что более 2/3 внешней задолженности царизма к началу XX в. имело своим происхождением железнодорожные займы, причем вложения иностранного капитала в эти займы в 1900 г. почти в два раза превышали все остальные иностранные инвестиции (вложения в другие государственные ипотечные, городские займы, акции и облигации торгово-промышленных предприятий, банков и др.

Нарастание внешнего долга было явлением типичным для многих капиталистических стран. Получение новых займов для погашения старых также не представляло какого-то «исключения» (как это иногда получается у А. Погребинского). Особенностью же царской России был громадный удельный вес заграничных займов, ложившихся тяжелым дополнительным грузом на бюджет и всю экономику страны.

В объяснении этого явления нельзя ограничиваться констатацией «бедности» страны капиталами, ее «экономической и финансовой слабости» (стр. 115 и др. Задача исследователя — вскрывать социальные причины этой слабости и, в частности, показать сугубо непроизводительный, паразитический характер использования внутренних накоплений, направлявшихся царизмом прежде всего на финансирование полукрепостнического помещичьего землевладения и так называемые «общегосударственные нужды» — содержание военно-полицейского чиновничьего аппарата, верхушка которого рекрутировалась из тех же дворян-помещиков, и др. Так, в 1914 г. из 14 млрд. руб. вложений русских капиталов в ценные бумаги на долю государственного (без железных дорог) и ипотечного кредита приходилось 9,3 млрд. , то есть 2/3 всех вложений, и только остальные 4,7 млрд. пошли на железнодорожные займы, акции и облигации торгово-промышленных предприятий и акции банков. В свете объективных фактов становится понятным, почему царское правительство держало курс на привлечение иностранных капиталов в сферу экономики и обеспечение колоссальных сверхприбылей в первую очередь тем группам российского монополистического капитала, которые были тесно связаны с иностранными монополиями и банками.

С ростом экономической зависимости царской России нарастала постепенно и зависимость внешнеполитическая. Однако процесс закабаления был сложным и противоречивым. Нельзя ставить знак равенства между взаимоотношениями царизма и иностранного капитала в конце XIX в. и накануне, а особенно во время первой мировой войны, как нельзя забывать при характеристике этих отношений, что царизм был не только агентурой, но и партнером западного империализма, имевшим свои самостоятельные экспансионистские целя во внешней политике.

Важно проследить ухудшение условий «кабальных займов». Это удачно сделано в главе о финансах в период первой мировой войны, но в целом рост внешнего долга царизма рассматривается в книге чисто количественно, без четкого выведения определенных этапов. Этому мешает, между прочим, несколько произвольное обращение автора с такими терминами, как «катастрофическое положение», «крах» и т. , которые неоднократно применяются при характеристике финансового положения страны в конце XIX в. (см. , например, стр. 87, 114, 146). В действительности же о близком к катастрофе состоянии государственных финансов России можно говорить с полным основанием лишь применительно к концу 1905 — началу 1906 года. Именно поэтому международный заем 1906 г. резко усилил зависимость царской России и в значительной мере обусловил ее неполноправное положение в лагере Антанты уже накануне империалистической войны. Глубочайший финансовый кризис в годы войны ускорил процесс превращения страны в полуколонию западного империа-

лизма. Помешать этому могла только победоносная пролетарская революция.

Хотелось бы, чтобы автор больше внимания обратил на выявление специфики отдельных периодов финансово-экономического развития, особенностей его в условиях России. Он лишь попутно говорит, например, о выкупной операции — единственной в своем роде, крепостнической по происхождению и ростовщической по своей сущности государственно-кредитной операции. В главе пятой, «Финансы самодержавия от начала XX в. до первой мировой войны», слабо подчеркнуты новые моменты в истории финансов, связанные с вступлением царской России в период империализма.

Нельзя ограничиться отдельными и довольно случайными примерами для иллюстрации грабительской финансовой политики царизма в национальных районах (стр. 198 — 199). Этой важной проблеме следовало бы, на наш взгляд, посвятить специальный раздел.

Каждой из глав книги предпослана общеэкономическая характеристика. Само по себе это является безусловным достоинством книги. Но, к сожалению, эти характеристики не всегда точны. Вызывает, например, возражения категоричность, с которой автор воспроизводит (в главе 1-й) спорное положение С. Струмилина о том, что уже в предреформенной России существовали все особенности «достаточно созревшего капитализма» (стр. 17), тем более, что это утверждение противоречит характеристике финансов страны, данной самим же А. Погребинским.

Нечетко, с некоторыми фактическими ошибками характеризуется автором процесс концентрации промышленности (стр. 74). Например, в книге приводятся данные переписи 1897 г. , согласно которым 28% промышленных заведений России не имели механических двигателей, и далее указывается: «В таких предприятиях низкий уровень механизации восполнялся сравнительно большим количеством занятых рабочих» (стр. 74 — 75). На самом деле речь идет о мелких, полукустарных предприятиях, где было немного рабочих; ссылка же автора на статью В. Ленина «Анкета об организациях крупного капитала» в данном случае неправомерна, ибо Ленин говорил о феодальном происхождении высокой концентрации уральской горной промышленности, которая при всей ее отсталости механическими двигателями располагала.

Погребинский часто использует готовые данные, заимствованные либо из официальных источников, либо из литературы, в том числе из работ буржуазных авторов, не производя необходимой критической проверки этих источников. Приведем несколько примеров: на стр. 95 автор помещает таблицу исполнения доходной части пореформенного бюджета, взятую из вышедшей в конце XIX в. книги П. Сабурова «Материалы для истории русских финансов». Доходы бюджета за 1886 — 1895 гг. показаны здесь в сумме 14697 млн. руб. , по отношению к которым 7122 млн. руб. налогов составляют только 48%. Но Сабуров формально исчислил сумму доходов, включив сюда конверсию займов, которая является на самом деле чисто обменной операцией. При исключении конверсии оказывается, что доходов было получено только 9906 млн. рублей. Сумма же налогов, если включить в них «разные сборы» (гербовые и проч. ), почему-то отнесенные А. Погребинским в доходы от государственных имуществ, достигает 7838 тыс. рублей. Следовательно, действительная сумма налогов в бюджете царской России составляла не 48%, а 79%! Соответственно 4 300 млн. руб. военных расходов за 1886 — 1895 гг. по отношению к валовым расходам бюджета составляют 28%, а по отношению к «очищенным» — 44%.

В двух местах рецензируемой книги приводятся без всяких пояснений сравнительные данные о величине прямых налогов, приходившихся на одну десятину помещичьей и крестьянской земли: в 1870-х годах они составляли до 23 коп. для помещиков и от 2 руб. 21 коп. до 3 руб. 33 коп. для крестьян (стр. 104), а в 1906 г. — 25,6 коп. для помещиков и 84,3 коп. для крестьян (стр. 190). Выходит, что тяжесть обложения крестьян прямыми налогами уменьшилась за это время в 3 — 4 раза. Автору здесь следовало разъяснить, что в данные 1870-х годов вошли выкупные платежи, а в данных 1906 г. они уже не учитывались. Выпадение же этого источника доходов царизм восполнил, как указывает сам автор, новым повышением косвенных налогов (стр. 187). В книге сообщается, что «к моменту создания Государственного банка долг казны бывшим кредитным учреждениям составлял 252 млн. руб. , а помещиков — 232 млн. руб. » (стр. 44). Эти частичные цифры рядом с указанными на стр. 39 правильными цифрами — 500 и 427 млн. руб. — могут только смутить читателя. Не-

точно и некритически используются подсчеты Саввина о переплате потребителя за изделия отечественной промышленности, обложенные пошлинами (стр. 76 — 77). Ошибочно указание автора, что таможенные пошлины не входили в отдел косвенных налогов царской «росписи доходов и расходов». Погребинский смешал таможенные пошлины с другими пошлинами (гербовыми, судебными и т. В результате оказались неверными и общие расчеты о величине косвенных налогов, приведенные на стр. 191. В некоторых случаях автор не указывает источники, откуда заимствованы данные (см. стр. 132, 190, 202). Подводя итоги, следует указать, что работа А. Погребинского и в нынешнем ее виде много дает для понимания социальной природы государственных финансов дореволюционной России, характера и результатов финансовой политики царизма. Но было бы весьма желательным, чтобы автор продолжил свою работу, уделив больше внимания раскрытию связей государственных финансов со всей экономической политикой самодержавия, проблемам государственного кредита, внешних займов, воздействия финансовой системы на хозяйственное развитие страны и положение трудящихся масс. Можно надеяться, что появление книги А. Погребинского будет способствовать более активной разработке проблем экономического развития России в эпоху капитализма, и прежде всего уяснению особенностей российского империализма.

Государственные финансы царской России в эпоху империализма

Погребинский Александр Петрович

Погребинский А. Государственные финансы царской России в эпоху империализма. — Москва : Финансы, 1968. — 167 с. ; 21 см

Пожалуйста, помогите актуализировать информацию

Загрузить фотографию актуальной обложки книги
Дополнить или обновить информацию о книге

Реферат по теме Государственные финансы царской России в эпоху империализма

ОЛЕГ АРИН / ALEX BATTLER

Помогите сайту стать лучше, ответьте на несколько вопросов про книгу:
Государственные финансы царской России в эпоху империализма

является ли она комиксом?

  • Объявление о покупке
  • Книги этих же авторов
  • Наличие в библиотеках
  • Рецензии и отзывы
  • Похожие книги
  • Наличие в магазинах
  • Информация от пользователей
  • Книга находится в категориях

Объявление о покупке (разыскивается книга)

История России с Алексеем ГОНЧАРОВЫМ. Лекция 92. Социально-экономическое развитие при Николае II

АлексейГончаров #ИсторияРоссии #ЕГЭ Противоречия развития России на рубеже XIX — XX веков и их причины. Население России в начале XX века.

В: ЗОВ МУГЛОВ. Разбор тезисов М. Попова.

Наличие в библиотеках

Название и адрес

Читать также:  За период 1861 года в главные финансовые органы областного учреждения Министерства финансов и Ваш браузер не поддерживается

Библиотека им. Чехова, МБУК Централизованная библиотечная система

Краснодарский край, Армавир городской округ, Армавир, Кирпичный
Шоссейная, 63
Расположение на карте

санитарный день: последняя ср месяца
Вт: 09:00-18:00
Ср: 09:00-18:00
Чт: 09:00-18:00
Пт: 09:00-18:00
Сб: 09:00-17:00
Вс: 09:00-17:00

Центральная городская детский библиотека, г. Лыткарино

Московская область, Лыткарино городской округ, Лыткарино, 1-й м-н
Ленина, 23
Расположение на карте

зимний период: пн-сб 10:00-19:00; санитарный день: последний рабочий день месяца
Пн: 10:00-18:00
Вт: 10:00-18:00
Ср: 10:00-18:00
Чт: 10:00-18:00
Пт: 10:00-18:00
Сб: 10:00-18:00

Челябинская область, Челябинский городской округ, Челябинск, Курчатовский район
Куйбышева, 23
Расположение на карте

санитарный день: последний день месяца
Пн: 11:00-18:00
Вт: 11:00-18:00
Ср: 11:00-18:00
Чт: 11:00-18:00
Пт: 11:00-18:00

Центральная городская детская библиотека им. Худайбердина

Республика Башкортостан, Уфа городской округ, Уфа, Кировский район
Мингажева, 109
Расположение на карте

зимний период: вт-сб 10:00-18:00; пн выходной; санитарный день: последняя пт месяца
Пн: 10:00-18:00
Вт: 10:00-18:00
Ср: 10:00-18:00
Чт: 10:00-18:00
Пт: 10:00-17:00

Детская библиотека №16

Костромская область, Кострома городской округ, Кострома, Центральный район, Черноречье м-н
Черноречье микрорайон, 3
Расположение на карте

санитарный день: последний день месяца
Пн: 10:00-18:00
Вт: 10:00-18:00
Ср: 10:00-18:00
Чт: 10:00-18:00
Пт: 10:00-18:00

Районная централизованная библиотечная система Гурьевского района

Кемеровская область, Гурьевский район, Гурьевск
Кирова, 3
Расположение на карте

санитарный день: последний день месяца; зимний период: пн-пт 10:00-18:00; вс 10:00-17:00
Пн: 10:00-18:00
Вт: 10:00-18:00
Ср: 10:00-18:00
Чт: 10:00-18:00
Пт: 10:00-18:00

Православная библиотека центра Апостол

Республика Татарстан, Казань городской округ, Казань, Ново-Савиновский район
Чистопольская, 30Б
Расположение на карте

Вт: 18:00-20:00
Вс: 11:00-14:00

Усадская сельская библиотека

Республика Татарстан, Высокогорский район, с. Усады
Советская, 41
Расположение на карте

Пн: 13:00-19:00
Вт: 13:00-19:00
Ср: 13:00-19:00
Чт: 13:00-19:00
Пт: 13:00-19:00
Сб: 13:00-19:00

Центральная модельная библиотека, пос. Ростовка

Омская область, Омский район, пос. Ростовка
Ростовка пос, 21
Расположение на карте

санитарный день: последняя пт месяца
Пн: 10:00-19:00
Вт: 10:00-19:00
Ср: 10:00-19:00
Чт: 10:00-19:00
Пт: 10:00-19:00
Вс: 10:00-17:00

cb-cbs. omsk. muzkult

Научная библиотека, ХГУ им. Катанова

Республика Хакасия, Абакан городской округ, Абакан
Ленина проспект, 90
Расположение на карте

Пн: 08:00-18:00
Вт: 08:00-18:00
Ср: 08:00-18:00
Чт: 08:00-18:00
Пт: 08:00-18:00
Сб: 09:00-14:00

30 ноября 2017 года в Университете рабочих корреспондентов с лекцией на тему «Финансовая система империализма» выступил кандидат.

Фонд Рабочей Академии
Индустриализация Российской Империи.

torch. streams
Евгений Спицын. «История России. Выпуск №62. Политический строй Российской империи эпохи Николая II»

Шестьдесят вторая лекция из цикла Евгения Спицына «История России», посвящённая политическому строю Российской империи эпохи Николая II.

День ТВ
11 класс — История — Кризис империи. Первая русская революция (Часть 1)

Информация от пользователей

Государственное регулирование экономики в период Первой мировой войны

Погребинский Ап Государственные финансы царской России в эпоху империализма. Агония старого режима. 1905-1917

Первая мировая война подвергла экономику России серьезным испытаниям и поставила перед правительством задачу более решительного вмешательства в экономическое развитие государства. Помимо капиталовложений в военно-промышленный комплекс, координации управления экономикой через Особые совещания, чрезвычайных мер по распределению и потреблению продукции, инструментом государственного вмешательства была налоговая политика. Изменения в данной сфере были связаны с огромными общими расходами на ведение войны, бюджетным дефицитом, который покрывался денежной эмиссией, и попытками ограничить сверхприбыли предпринимателей, получаемых благодаря выгодной конъюнктуре военного времени. Задачей настоящего исследования является рассмотрение изменение налоговой политики государства в условиях военного времени. В конце XIX века в России была проведена налоговая реформа.

В ходе данной реформы были отменены некоторые налоги: подушная подать, соляной налог, винный и другие откупные платежи, а также были введены новые налоги (в некоторых случаях новые налоги были прототипом старых). После проведения налоговых реформ налоговая система Российской империи включала в себя следующие прямые налоги: промысловый налог; поземельный налог; налог с недвижимых имуществ; государственный квартирный налог; сбор с доходов от капитала. Уплата налога на переход имущественных прав (налог на обращение) также предусматривалась.

Он включал в себя налог с наследства, крепостную пошлину и гербовой сбор. К косвенным налогам дореволюционной России относились различные акцизы и таможенные пошлины. (Налоги и налогообложение/Под ред. Романовского, О. Врублевской. СПб. : Питер, 2004, стр. 80). Основная сумма государственных доходов поступала в форме акцизов на продукты потребления и в виде таможенных пошлин на импорт товаров. Со временем доля косвенных налогов выросла, при том, что главное место среди них для пополнения бюджета страны занимали доходы от государственной винной монополии и питейный акциз. В 1906 г. доход в государственный бюджет по этим статьям составил 394 млн руб.

В этом же году большая сумма (92 млн руб. ) поступила в виде акцизов на сахар, акцизов на табак (49 млн руб. ) и керосин (27 млн руб. 213 млн руб. составил доход от таможенных пошлин. Со всех сделок, оформленных письменно, взималась также своеобразная форма косвенных налогов — гербовый сбор. Табачный доход включал в себя непосредственно табачный акциз, а также акциз с папиросной бумаги и патентные сборы с производителей табака. Об акцизе на сахар стоит сказать, что за 1 кг купленного сахара приходилось уплачивать около 30-35% от его цены, что и являлось собственно сахарным акцизом. Что касается винной монополии, то следует сказать о том, что до введения «сухого закона» на душу населения приходилось 7. 1 л крепких спиртных напитков.

Виноградное вино производилось и продавалось свободно и не было обложено акцизами. (Вестник Финансов, Промышленности и Торговли, 1916 г. № 16. 115) Анализ системы налогообложения довоенной России позволяет сделать следующие выводы: во — первых, в налоговой системе России отсутствовал единый принцип построения системы налогообложения; во — вторых, отличаясь огромной пестротой, система не учитывала уровень доходности субъектов налогообложения. Тем не менее, историки и экономисты отмечают, что финансовое положение России перед началом Первой мировой войны было довольно устойчивым. По бюджетной росписи на 1914 г. доходы были определены в сумме 3522 млн. руб. , расходы — 3303 млн. руб. Налоги планировались по трем подразделениям: прямые налоги — 264,5 млн. руб. , косвенные налоги — около 710 млн. руб. (Министерство Финансов, 1904-1913, СПб, 1914, стр. 86). Следует отметить, что налоги обеспечивали доходы бюджета государства при минимальных затратах.

В военное время финансовое положение России серьезно изменилось. Масштаб боевых действий, нужды военных в снаряжении оказались серьезнее любых прогнозов. Ожидание скоротечного характера войны, на который надеялись правящая верхушка и стран Антанты, и австро-германского блока, оказалось ошибочным. Для того, чтобы удовлетворить потребности фронта правительства стран – участниц конфликта должны были реализовать весь экономический потенциал своих государств, поставить всю экономику на военные рельсы с целью преодоления кризиса снабжения армий, который обозначился вскоре после начала войны.

К сожалению, Россия, а в частности ее бюджетная система, оказалась неподготовленной к новым требованиям, вызванным военным временем. (Боголепов М. Финансы довоенной России // Основы финансовой системы СССР. Сборник статей под ред. Сокольникова. , 1930, стр. 18). Военные расходы год от года росли: в 1914 г. (июль-декабрь) – 2540 млн. руб. , в 1915 г. – 9380, в 1916 г. – 15270, в 1917 г. (январь-февраль) – 3460 млн. руб. (Погребинский А. Государственные финансы царской России в эпоху империализма, М. , 1968, стр. 125). Государство приняло ряд мер по стабилизации финансового положения страны: внешнее заимствование, ограничение импорта, поддержка золотодобывающей промышленности, установление твердых цен на ряд товаров, а также изменение в системе налогообложения. Основной целью введения новых налогов в России была реализация фискальной функции налогообложения. Именно она подразумевает пополнение бюджета страны за счет сбора налогов. Кроме того, немаловажным аспектом было осуществление принципа социальной справедливости и удовлетворение требований народных масс.

Правительство пыталось обложить имущие классы большими ставками налога, чтобы хотя бы минимально уравнять налоговое бремя. 13 мая 1915 года Советом Министров России было утверждено Положение «Об установлении временного налога на прирост прибылей торгово- промышленных предприятий». Помимо этого, 6 апреля 1916 года был введен постоянный подоходный налог. Под налогообложение попали: предприятия, которые были обязаны предоставлять публичные отчеты, в которых отображались результаты своей финансово-хозяйственной деятельности, а также те предприятия, которые облагались дополнительным промысловым налогом, если их прибыль за год составляла более 8 % от основного капитала.

Лица, которые входили по избранию или найму в состав правлений различных комитетов (например, учетных и наблюдательных) и ревизионных комиссий в акционерных обществах, а также управляющие этих предприятий, если жалование, которое они получили, превышали более чем на 500 руб. (за год) аналогичные выплаты за службу в 1912-13 гг. Стоит отметить, что в дореволюционные годы налоговые органы, даже во время военных действий, полностью контролировали прибыли как юридических, так и физических лиц. Полным был также и обмен информацией между всеми региональными налоговыми органами. В то время было совершенно невозможно оказаться объекту налогообложения вне их поля зрения. (Вестник Финансов, Промышленности и Торговли. 1916 г. , № 16, стр. 115).

Однако, как указывают многие исследователи, эффективность этих налогов была незначительной. По проекту бюджета на 1917 год налог на военную прибыль должен был составить 55 млн руб. , а размер подоходного налога -130 млн руб. , что было лишь в два раза выше уровня налоговых поступлений в 1900 году. В то же время уровень прибылей за время войны превзошел довоенный в 6-7 раз. (Промышленность и торговля. 1916. № 41. 276-277). Исходя из этого, правительство решило в 1916 году ввести дополнительный налог на военную сверхприбыль предпринимателей. Проект, составленный Министерством финансов, предполагал обложение всех предприятий, дававшим своим хозяевам не менее 8% прибыли на основной капитал. Проект вызвал негодование предпринимательских кругов и буржуазной прессы.

Под давлением промышленников министр финансов Барк вынужден был пойти на значительные уступки. Дополнительное обложение прибылей было введено лишь 12 июня 1917 года, то есть после Февральской революции, не ограничив серьезно прибыли буржуазии и не пополнив значительно российский бюджет. Российское правительство пыталось реализовать альтернативные проекты пополнения доходной части бюджета. С первых дней существования Временного правительства началась активная эмиссии бумажных денег. 4 марта 1917 г. специальным указом Временного правительства были расширены права Государственного банка на выпуск денежных знаков до 8,5 млрд. руб. Кроме того, Временное правительство приняло решение о выпуске облигаций по внутреннему займу, на срок 49 лет с 5% годовых. Займ был назван – «Займ Свободы».

Позже, в сентябре 1917 г. , Временным правительством были приравнены к государственным денежным знакам купоны некоторых ценных бумаг, а также облигации военного займа и «Займа свободы». Он был скреплен подписями всех министров и содержал обращение к народу, чтобы на чувстве патриотизма и неравнодушия к будущему страны, привлечь как можно больше средств. (Вестник Финансов, Промышленности и Торговли. 1917 г. , № 13-14, стр. 613). Интересно то, что вскоре мелкие номиналы Займа Свободы стали законными средствами платежа, т. использовались в качестве денежных знаков. Таким образом, следует отметить, что в период Первой мировой войны государственное регулирование экономики было усилено. Посредством налоговой политики правительство пыталось решить проблему дефицита бюджета и создания более прочной социальной опоры власти. Ни та, ни другая задача, как показал последующий ход событий, не была выполнена.

Цветкова А. Научный руководитель: к. доцент Агеева Е. Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Вестник Финансов, Промышленности и Торговли (1916 г. , № 16)

Министерство Финансов, 1904-1913, СПб, 1914.

Промышленность и торговля (1916 г. , № 41) 8. Вестник Финансов, Промышленности и Торговли (1917 г. , № 13-14)

Другие новости и статьи

« Проблемы финансово-экономического обеспечения Вооруженных Сил

Костромское посольство »

Запись создана: Среда, 10 Октябрь 2018 в 2:05 и находится в рубриках Первая мировая война.

метки: Первая мировая война, экономика

COVID-19
В. Головинский
ВМФ
Первая мировая война
Р. Дорофеев
Россия
СССР
Транспорт
Шойгу
армия
архив
война
вооружение
вуз
выплаты
горючее
денежное довольствие
деньги
жилье
защита
здоровье
имущество
история
квартиры
коррупция
медикаменты
медицина
минобороны
наука
обеспечение
обмундирование
образование
обучение
оружие
охрана
патриотизм
пенсии
подготовка
помощь
право
призыв
продовольствие
расквартирование
реформа
русь
сердюков
служба
спецоперация
сталин
строительство
управление
финансы
флот
эвакуация
экономика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *